100 Лет танкам. mark i, серийный первенец

100 Лет танкам. mark i, серийный первенец

100 лет танкам. Mark I, серийный первенец

  • ПМВ
  • танки
  • Англия

Юрий Бахурин

Самый важный момент танковой предыстории наступил вечером 2 февраля 1916 года, в то время, когда принципиально новая военная машина должна была продемонстрировать себя на испытательном полигоне. Сейчас «танком» её именовали лишь в официальных бумагах, а в кругу создателей чаще звучали прозвища «Громадной Вилли» либо «Мать».

Форма автомобили не была похожа ни на одно механическое транспортное средство из существовавших ранее. Это была бронированная коробка, опоясанная по периметру крупнозвенчатыми гусеницами. Передние катки были подняты над почвой и вынесены вперёд, так что при взоре сбоку «Большой Вилли» напоминал большой ромб.

Казалось бы — весьма необычная конструкция. Но опробования продемонстрировали совсем второе.

Восхитительный боевой «ромб»

В соответствии с замыслу, «Громадному Вилли» предстояло с места преодолеть препятствие высотой 1,37 метра и разрез шириной полтора метра. Затем, пройдя на полной скорости 100 ярдов (91,44 метра), машина должна была занять место в подготовленном окопе-капонире, выехать из него и двигаться дальше, круша проволочные заграждения и пересекая широкие воронки. Напоследок танк собирались обкатать на склонах и в топких местах.

Очевидцы были в восхищении от помой-му неуклюжей автомобили. Английский министр снабжения Ллойд-Джордж вспоминал: «Она легко двигалась через плотные заграждения, перелезала по глубокой грязи и через окопы… Напоминавшее слона чудовище прорывалось через кустарники, втаптывало юные деревья в почву и оставляло по окончании себя широкий след разрушений». Канцлер казначейства Реджинальд Маккена назвал танк лучшей инвестицией из вероятных и обеспечивал, что в случае если армейские одобрят проект, то Британия обеспечит ему неограниченный бюджет.

При собственном простом скепсисе остался лишь неумолимый лорд Китченер, заявивший, что эта «дорогостоящая игрушка» не окажет помощь победить войну. Действительно, генерал Дуглас Хейг, чья армия тонула в крови под Лоосом в осеннюю пору 1915 года, думал в противном случае. И уже через пара дней по окончании опробования он заказал первые 40 танков.

Как же показалась на свет эта невообразимая ромбовидная конструкция танка и в чём был залог успеха «Громадного Вилли»?

«С опаской — Петрограа ь!»

В то время, когда у ходовой части старшего родственника первого «ромба» — «Автомобили № 1 Линкольн» — обнаружились конструктивные недочёты, изобретатели смогли скоро её улучшить. Увы, это была лишь полумера. Прототип так же, как и прежде не имел возможности ни проехать по склону крутизной до 27°, ни преодолеть ров шириной 2,4 метра, ни «перелезть» через стенке высотой 1,37 метра.

А армейские были категоричны в этих требованиях, по причине того, что совершенно верно знали, с чем новая машина столкнётся на фронте.

Танк «Громадной Вилли» (Big Willie) на опробованиях в Хэтфилде 2 февраля 1916 года

В номере отеля «Уайт Харт» (White Heart) отцы-разработчики устроили мозговой штурм в поиске выхода из очередного технологического тупика. Отысканное ответ смотрелось столь же абсурдным, сколь и многообещающим: отказаться от тракторного шасси, а вместо этого прикрепить по бокам коробчатого корпуса громадные бронированные рамы в форме параллелограмма и разрешить войти гусеницы по их периметру. Наряду с этим направляющие катки появились выше хорошей половины вероятных препятствий.

Мысль казалась неуклюжей, но Суинтон готовься пойти на риск.

Вопрос размещения оружия решили всецело в духе концепции «сухопутных судов». Вращающаяся башня на крыше увеличивала и без того большой силуэт танка, к тому же — смещала центр тяжести корпуса. Исходя из этого от неё отказались, заменив на бортовые спонсоны — выступающие казематы. Похожими оснащались суда-броненосцы того времени.

У пушек в спонсонах получались в полной мере приемлемые углы наведения.

В последних числах Сентября 1915 года компоновку нового прототипа утвердили, а скоро готовься и древесный макет. Работа над «Громадным Вилли» началась параллельно с улучшением «Мелкого» (доработанной «Автомобили № 1 Линкольна»). Режим конспирации соблюдался неукоснительно, и не только в рабочий переписке.

Легенду о том, что «танки» планируют отправлять в Россию, подкрепили надписями на кириллице поверх собранных корпусов. Действительно, знатоков русского среди тех, кто трудился над танками, не было, так что случались курьёзы. Один малоизвестный фотограф, к примеру, запечатлел машину с надписью: «С опаской ПЕТРОГРАА Ь».

Один из первых танков Mark I на протяжении погрузки на ЖД платформу. Спонсоны демонтированы, на борту — надпись на кириллице «С опаской ПЕТРОГРАА Ь», нанесённая в целях дезинформации

По окончании ошеломительного успеха на опробованиях в Хэтфилде новинку показали королю Георгу V. Скоро первый в истории танк приняли на вооружение уже под официальным наименованием Mark I и запустили его серийное производство. Начальный заказ включал 100 единиц.

В апреле 1916 года Суинтон выдвинул предложение выпустить половину заказанных танков с только пулемётным оружием. Это отвечало начальной концепции танка как средства и истребителя пулемётов для «зачистки» окопов. Орудие и в самом деле хуже справлялось с живой силой, как сидящей в траншеях, так и нападающей на другие автомобили. Переход на пулемёты кроме этого разрешал значительно ускорить производство танков.

Так Mark I разделился на пушечно-пулемётных «самцов» (Male) и пулемётных «самок» (Female).

Неожиданно заартачилось английское Управление оружий, которое объявило, что не будет снабжать артиллерией «вызывающие большие сомнения новинки». На помощь, уже в который раз, пришло Адмиралтейство: в спонсонах танков-«самцов» производители установили морские 6-фунтовые (57-мм) пушки. Теоретически они имели возможность производить 15–20 снарядов в 60 секунд на расстояние 1,8 км, но расстояние стрельбы и реальный темп были значительно ниже из-за неудобной конструкции орудийной установки.

Шутка ли — наводчику приходилось трудиться, стоя на коленях.

«Самцы» несли смешанное оружие, так что не считая пушки Mark I Male оснащался тремя-четырьмя пулемётами «Гочкисс». «Самки» не считая «Гочкиссов» несли в каждом спонсоне по два громоздких 7,7-мм «Виккерса». С удобством работы у пулемётчиков дела обстояли так же скверно, как и у «пушкарей». К примеру, выбраться из спонсона стрелок имел возможность, лишь пятясь ползком и боком.

При пожара в танке он был обречён.

Гадкий утёнок на гусеничном ходу

Экипаж первого танка страдал в полном составе. Руководили машиной четыре человека: начальник, шофер и два ассистента, любой из которых трудился на отдельной бортовой коробке передач. Из-за грохота в стальной коробки докричаться приятель до приятеля было невозможно.

Водителю приходилось колотить рукой либо молотком по капоту, дабы обратить на себя внимание, а позже показывать на пальцах номер передачи.

Танк Mark I, уже принятый на вооружение, на учениях в Элведене, графство Саффолк, 1916 год. Сверху на корпусе — противогранатная сетка

Ярких ощущений додавало то, что по обеим сторонам боевой рубки размешались два бака с горючим — по 114 литров в каждом. Немудрено, что под рукой всегда были огнетушители. Горючее поступало в карбюратор двигателя самотёком. Стоило танку накрениться, как экипаж хватался за стеклотару и начинал переливать горючее из бака в двигатель.

В танка температура имела возможность быть больше 60 градусов, а из-за отсутствия рессор трясло так, что люди, покинув машину, обычно некое время не могли нормально ходить.

Финальный штрих: выхлопные трубы 105-сильного двигателя конструкторы вывели на крышу. Они были лишены глушителей, отчего нещадно коптили и извергали искры, демаскируя танк и подпаливая брезент.

Не обращая внимания на это, первый танк для собственного времени оставался чудесным образом техники. Суинтон, гордясь своим детищем, сформулировал ключевые принципы его применения. Танки следовало бросать в бой, лишь в то время, когда в распоряжении полководца их достаточно большое количество. Нападать ими необходимо было неожиданно, ошеломляя неприятеля, без артподготовки.

И, наконец, пускай гусеницы и превосходили колёса по проходимости, это не означало, что танку по зубам любой ландшафт.

Не все заветы Суинтона были соблюдены, но через пять месяцев под панический возглас «Сатана идёт!», раздавшийся из германских окопов, английские «ромбы» пошли в собственный первый бой.

Оригинал статьи размещён на портале worldoftanks.ru.

Источники:

  1. Федосеев С. Л. Танки Первой мировой. М., 2012.
  2. Glanfield J. The Devil’s Chariots. Osprey, 2013.
  3. Stern A. G. Tanks 1914–1918. The Log-Book of a Pioneer. London, 1919.
  4. Swinton D. E. Eyewitness. Being Personal Reminiscences of Certain Phases of the Great War, Including the Genesis of the Tank. New York, 1933.

Фановый Режим Конвой в честь 100-летия танков! Угараем вместе с Блади и Ангелосом.


Занимательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

spacer