А. драбкин, в. антонов. фронтовой быт советских танкистов

А. драбкин, в. антонов. фронтовой быт советских танкистов

А. Драбкин, В. Антонов. Фронтовой быт советских танкистов

  • танки
  • память
  • лекции

Редакция Warspot

Видеоверсия лекции — тут.

А.Д. Меня кличут Артем Драбкин, со мной рядом Вадим Антонов. Мы сейчас будем говорить про тех людей, каковые сражались в танках, каковые прошли войну либо не прошли ее, погибнув на полях сражений. Мы будем говорить о том, кто такие танкисты, откуда они брались и как им жилось на фронте. Мы не будем говорить про битвы, на какой технике они сражались. Мы будем говорить про простую фронтовую судьбу.

Человек пришел на войну, его жизнь длится, легко в экстремальных условиях, каковые связаны с риском для жизни. Как устраивали собственный быт люди, вот об этом мы поболтаем.

Призыв

А.Д. Ну и первый слайд – это призыв, то кто шел в танкисты. Мой опыт общения с ветеранами большой, и, само собой разумеется, я общался с молодежью – 22-27 гг. рождения, каковые попадали на фронт совсем молодыми мальчиками. Они были достаточно романтично настроены. Николай Железнов вспоминал, что почетно ехать, вся страна под тобой, а ты на коне металлическом.

Такая романтика.

Парни, айда в танкисты!

Люди постарше, каковые при переформировке мотоциклетного училища попадали в танковое, начинают сказать: «Это кошмар, мы на данный момент все тут будем гореть в этих коробках». И в целом они осознавали, что танкистом становиться лучше не нужно. Тот же самый, допустим, Семен Ария вспоминал, я его задал вопрос, он сказал: «Меня желали сделать из механика-водителя командиром экипажа. Я попытался этого избежать».

Я говорю: «А из-за чего?». Он говорит: «Командир экипажа – это тот же солдат, лишь несущий за всех еще и ответственность». Исходя из этого многое зависело от настроя человека, от его возраста, от его жизненного опыта.

В случае если сказать о формальных каких-то показателях, кого отбирали в танкисты, то в первую очередь люди со средним образованием. Нужно не забывать, что общее среднее образование было введено в Советском Альянсе в 30-х годах XX века, а в Германии общее среднее образование было введено в 70-х годах XIX века. Брали не ниже 7-ми классов, другими словами 7 классов тогда считалось весьма хорошим образованием.

Нужно не забывать, что Красная Армия – это армия деревенская, по большей части это три класса образования. Городских обитателей не так много, другими словами десятилетка, по нынешним меркам – это легко кандидат наук. Исходя из этого ценз был семь классов.

Старались брать, конечно, в случае если это деревенский обитатель, то механизаторов, тех, кто умели общаться с техникой. По причине того, что для многих, каковые попадали на фронт, кроме того для молодежи было новостью заметить паровоз. И столкновение с техникой вызывало большие неприятности.

Вот такие люди приходили в танковые армии. Дальше у них начиналось обучение.

В.А. Я добавлю, что обстановка, которую обрисовал Артем, характерна для начала боевых действий. До войны в танковые армии попадало громадной процент людей, каковые шли добровольно, по призыву партии. Был заказ на активную грамотного молодежь. Такие люди были пользуются спросом в авиации и в танковых армиях, и на это была вычислена пропаганда Советского правительства, которое призывало конкретно этих людей в эти рода армий.

Танкисты наравне с авиаторами пребывали на привилегированном положении в довоенном СССР: у них была собственная форма, которая кроме этого оказывала действие на привлекательность этого рода армий для парней. Исходя из этого довоенные танковые части складывались из достаточно образованных людей, был громадной процент муниципальных обитателей. Эти люди умели и желали трудиться с техникой и готовы были переносить те сложности, каковые связаны со работой в танковых армиях.

Нужно осознавать, что танк – это достаточно тяжелая металлическая машина, в которой летом на солнце через чур жарко, а зимний период на морозе — весьма холодно. И те, кто служил, шли являться добровольцами, они отдавали себе в этом отчет.

Форма

В.А. На начальный период войны в советских танковых армиях была личная униформа, которая отличалась цветом гимнастерки, кантами и петлицами. Главной формой, которая употреблялась в танковых армиях, и которая была повседневной, были танковые костюмы. Тут представлены пара видов танковых костюмов, каковые употреблялись в армиях. Это главные два костюма, каковые достаточно технологичны в изготовлении.

Плотная ткань тёмного либо голубого, темно-светло синий цвета. Цвет колебался. Костюм был на молнии, у него было два кармана на пуговицах, все это застегивалось на прорезную пряжку, которая крепилась к заднему клапану.

Клапан имел возможность откидываться, ясно, для чего это было нужно, дабы справить потребность, не снимая целый костюм. Под всем этим делом носилась гимнастерка, к которой были пришиты цветные петлицы, цвет петлиц — тёмный, и красный танк, эмблема танковых армий. До войны громадной процент был добровольцев, соответственно, это люди, каковые совершали парашютные прыжки с парашютной башни, каковые приобретали значки ГТО — все это носилось на униформе довоенного танкиста.

Все это подпоясывалось ремнем кожаным одношпеньковым. В стандартном оружии экипажа была кобура с пистолетом наган, которая не вешалась на пояс, а носилась на чересплечном ремешке. Соответственно, наган цеплялся страховочным шнуром, и это было штатным оружием танкиста.

Из-за чего наган? При наличии автоматического оружия в СССР, таких как пистолет ТТ, штатным оружием танкиста оставался наган, по обстоятельству того, что в танках в башне Т-34 были сделаны амбразуры, каковые закрывались особой заглушечкой, и в эту заглушку при ближней обороне танка возможно было выставить ствол нагана и отстреливаться из него. Это делалось, в случае если танк был обездвижен, и достаточно широкая мертвая территория около танка не давала возможности отстреливаться из штатного оружия.

В этом случае на помощь приходил наган, и танкисты выставляли его ствол в амбразуру и отстреливались в ближнем бою. Ствол ТТ в том направлении не влезал, а подобно в танке пребывали личное оружие экипажа в виде пистолет-пулеметов. В амбразуру доходил лишь наган.

И это послужило одной из обстоятельств, по которой потом от этих амбразур во втором этапе войны отказались.

Подобный костюм, я, к сожалению, не сумел отыскать гимнастерку комсостава танковых армий, значит, она подобна рядового состава, лишь петлицы обшивались золотым галуном. У танковых армий кант красный, петлицы тёмные. И кроме этого, визуально гимнастерки комсостава отличались карманами: у комсостава гимнастерки карманы накладные, а у рядового состава карманы .

Кроме этого, портупея, в этом случае – это ремень примера 32-го года, это пряжка со звездой, которая носилась командным и офицерским составом, младшим и командирским составом. Галифе комсостава танковых армий – или это на начало войны темно-светло синий галифе с красным кантом, или в ходе войны галифе стали шиться из солдатской шароварной ткани, но так же, как и прежде в них вшивался красный кант, что носился вместе с гимнастеркой комсостава.

На протяжении войны кроме этого дальше претерпевали трансформации униформа Красной армии. Канты по большому счету прекратили вшивать, дабы не выделялся комсостав в сражении и с целью упрощения разработки производства. Ближе к середине войны костюмы претерпевают последовательность трансформаций: от молнии уже отказываются, вводятся пуговицы, сами костюмы шьются из более недорогой ткани.

В случае если взглянуть на просвет, ткань костюма, в отличие от довоенных костюмов, просвечивает. Изменяются кроме этого расцветки костюмов. Видятся костюмы не только тёмные и темно-светло синий, но вот для того чтобы цвета и, а также, из простой шароварной ткани — вот такие вот зеленые. Следующее изменение – это введение погонов в Красной армии. В этом случае это гимнастерка рядового состава, в ней отличие от гимнастерки 41-го года — это отсутствие отложного воротника.

Планка, которая закрывает пуговицы, упраздняется, и кроме этого упраздняются нагрудные карманы. Погоны пристяжные по аналогии сделаны с тем, что были в царской армии. Цвет поля – темно-зеленый суконный, кант у танкистов однообразный с артиллерией – красный, а принадлежность к роду армий определялась лишь эмблемой.

Ношение эмблем сначала было не регламентировано, и любой танкист лепил его в том направлении, куда было комфортно. В действительности, регламенты были, но до танковых армий они не доходили, любой делал так, как ему было комфортно. Размещение петлиц, в отличие от современной армии, рода армий было в нижней части погон. Звание рядового сержантского состава, младшего комсостава, оно размещалось в верхней части погона.

Погоны были пятиугольные.

И еще одно изменение, которое претерпевала униформа на начальном периоде войны – это отказ от цветных петлиц. Для всех родов армий были введены единые защитные петлицы, как вот на данной гимнастерке, на которой размещались кроме этого символы различия, но с одним крайне важным трансформацией: в случае если до войны цвет фона был красный, то на протяжении войны цвет фона знаков различия сделался защитного цвета, зеленым. Оттенки были какие конкретно угодно, впредь до того, что петлицы закрашивали краской.

А.Д. Вот эти треугольнички у отечественного комсостава назывались секелёк, что в общем и целом исконно русское слово, значение которого вы позже взглянуть в Интернете.

В.А. Зимой в танковых армиях употреблялась двубортная куртка, сшитая из достаточно плотного материала, что возможно было применять на весенне-осенний период и на холодное время летом. Зимний период употреблялась ватная куртка с ватными штанами плюс надеялся свитер вот для того чтобы вида. Расцветка свитеров могла быть каждая. Я видел три расцветки — это бежевый цвет, кремовый и темно-коричневый, практически тёмный.

Они были как с высоким горлом, так и с низким.

Применение шинелей, полушубков: на фотографиях они видятся, но в настоящих армиях не эксплуатировались по обстоятельству того, что в танк нужно залезать и вылезать, а полы долгой одежды за все цепляются — за края люков, выступающие предметы танка. Это может сыграть собственную роль, в то время, когда танк нужно скоро покинуть. Следующий предмет – пилотка, классическая для всех родов армий, и шлемофон.

Шлемофоны исполнялись двух видов: матерчатые шлемофоны, сделанные из плотного материала с байковой подкладкой, подобные модели, сделанные из кожи. Шлемофоны, каковые были сделаны из кожи, были достаточно дорогие в производстве и употреблялись по большей части в начале войны и на парадах потом. Для парада Победы 45-го года специально для всех танкистов была отшита партия кожаных шлемофонов.

Начальном этапе войны частенько видятся фотографии, где танкисты на шлемофонах применяют вот такие вот очки. Как раз такие, не смотря на то, что были разные варианты применения защитных очков, впредь до для того чтобы типа летного, и применение трофейных очков. В этом случае, это очки, каковые употреблялись германскими летчиками, германскими моторизованными частями.

Вот это вот конкретно от германского мотоциклиста очки. По большей части они были со сменными стеклами, вот в этом случае стекла зеленого цвета чтобы глазам было легче на ярком солнце.Зимний период употреблялась разновидность, не нашлось зимнего шлемофона армейского, а нашелся вот лишь послевоенный шлемофон, что на данный момент в армиях употребляется. Отличие в том, что вместо байковой подкладки в была подшита узкая овчина.

Снаружи шлемофон был совершенно верно таким же, лишь вот тут в у него была овчина.

В случае если взглянуть, то шлемофон, что употребляется Сейчас, отличается от послевоенных шлемофонов. Визуально это число немфирующих полос на голове и плюс наушники. Под наушниками на протяжении войны они вставлялись раздельно, а в современных шлемофонах наушники вшиты.

А.Д. Чуть-чуть о функциях. Главная функция – защиты головы, причем как от ударов, так и от огня.

В то время, когда в случае если танк вспыхивал, это было единственной защитой, которая предотвращала стремительный нагрев головы и утрату сознания.

В.А. На протяжении эксплуатации в армиях от всех предметов, каковые висели, старались избавляться. К примеру, на портупее офицерской, вот она, вот данный ремешок отстегивали по обстоятельству того, что если он зацепится за что-то при стремительного покидания танка – это не хорошо.

Подобно наган не носился в кобуре, его значительно чаще пихали за голенище сапога либо в карман.

А.Д. Спарывали карманы. С ватников спарывали карманы, дабы ни за что не зацепиться, по причине того, что реально покидание танка – это пара секунд до того момента, в то время, когда пламя охватывает человека, и он впадает в панику и теряет сознание или силу воли.

Исходя из этого каждая задержка при покидании чреваты утратой судьбы. Для этого намерено, фишка ТПУ, танкового переговорного устройства, ее намерено подтачивали, дабы ее возможно было выдернуть при выпрыгивании, она должна была вольно выскакивать. Таких нюансов хватало большое количество, дабы успеть продолжить собственную жизнь, в случае если танк погибнет.

В.А. По данной же причине все клапана карманов на костюмов закрываются накладным сверху клапаном. Подобно то же самое сделано на танковой куртке. Из личного снаряжения, которое надеялось танкистам – это для переноски диска ППШ, но его не носили, он просто валялся в танке. В случае если валялся, а не изменялся на какие-то другие предметы. И со второй половины войны это подсумок для трех секторных магазинов ППШ, ППС универсальный.

Он кроме этого надевался лишь на должности либо в то время, когда нужно было покинуть танк по каким-либо обстоятельствам. Кроме этого танкистам надеялась стандартная фляга в чехле. На начало войны в Красной армии было два вида фляг. Это алюминиевая фляга, которая была в таком чехле, плюс стеклянная фляга, которая носилась в чересплечном чехле на боку. Стеклянные фляги не стали распространены в танковых армиях по понятной обстоятельству. Кроме этого танкисту надеялся противогаз.

Противогазы надевались лишь на парадах и в том случае, в то время, когда необходимо было пройти какой-либо строевой смотр. В другое время противогазы пребывали или в обозе, или в танке.

Вот еще ответственный предмет амуниции – краги, перчатки с высоким клапаном, что доходил практически до локтей. Это вот летний вариант краг, были подобные утепленные. И из обихода эти предметы вышли достаточно скоро с утратой кадровых частей в 41-м году. Потом употреблялись такие вот стандартные рукавицы. Они употреблялись и для работы, на фотографиях потом будет видно.

Они в практически неизменном виде сохранились фактически до сих пор в отечественной армии.

И по ремням: употреблялся одношпеньковый ремень, как я продемонстрировал, употреблялся офицерский ремень, употреблялась простая прорезная, то, что на данный момент принято вычислять офицерским ремнем, пряжка. Современные исполняются из бронзы, на протяжении войны они делались металлические. И вот данный вот ремень одношпеньковый, он отличается от того, что употреблялся в советских армиях, данный ремень шире и имеет пара более успешную конструкцию.

Данный ремень поставлялся в СССР по ленд-лизу и попадал он во все части, включая и пехоту, и танкистов. Он совместим с предметами экипировки советских солдат и имел распространение наровне с простыми ремнями.

А.Д. Употреблялись еще трофейные ремни, так сообщить, конечно, на пряжках германских, как мы знаем, было «Gott mit uns» и приходилось это дело вырезать. Имеется фотографии, в то время, когда в пряжке вырезана такая дырка, и тогда уже возможно было ее носить.

В.А. Добавлю по трофейным ремням. Ремень германский достаточно эргономичен, сделан из толстой широкой кожи и весьма долго носится. Исходя из этого частенько делали еще легче: пробивали в центре дырку и прикрепляли какие-либо самодельные звезды, или же применяли пилоточные либо фуражечные звезды, каковые были в доступе. Следующий очень важный нюанс, что очень мало кто отмечает, — обувь танкистов.

В танковых частях употреблялись только сапоги. Танкист в ботинках – это нонсенс, это лишь в том случае, если человек переведен из пехоты либо только-только пришел из училища. Обзаводились сапогами лишь по обстоятельству практичности. Шнурки – это выступающие части, каковые имели возможность за что-то зацепиться, обмотки – подобно.

Следующий нюанс, что касается подошвы танковых сапог: в случае если это хорошие сапоги на кожаной подметке, то к ним не ставились никакие железные набойки, а приклеивалась особая резиновая профилактика. Солдатский сапог коммунистический был лишен кожаной подошвы, но у него она была резиновая и они кроме этого употреблялись в танковых армиях. Из-за чего про это я говорю?

Вот германский маршевый сапог, в случае если на него взглянуть, он снизу подбит металлом. Железный подбой на каблуке, то, что именуется подковой, дабы каблук не стирался, плюс подбит он железными щупами и на финише набойка железная. Все эти ухищрения делались, дабы сапог как возможно продолжительнее не снашивался. Если вы в таком сапоге залезете на броню, вы окажетесь как на льду.

Весьма скользко применять подобные вещи на полированном камне либо на броне. Исходя из этого в танковых армиях таких вещей не было: не было набоек ни на носу сапога, ни на каблуке. Старались, в случае если такое попадалось, отбить.

И германские сапоги исходя из этого не стали распространены среди трофеев, не пользовались спросом у советских танкистов.

А.Д. Они еще не пользовались популярностью, по причине того, что у них низкий подъем. Почему-то фактически все отечественные ветераны жалуются, что германские сапоги не было возможности надеть, по причине того, что у них почему-то низкий подъем и они не налезали.

Обучение

А.Д. Вот мы призвали танкиста, одели его в униформу и приступаем к обучению. Мы говорим про армейский период.

На протяжении войны начальники танков и начальники подразделений до взвода попадали в танковые училища. Обучение имело возможность занимать от шести месяцев до нескольких лет, все зависело от переформировки училища, перевода его из одного в второе. Все жалуются, во-первых, что в училищах была нехорошая кормежка — тыловая норма, не смотря на то, что должна была быть курсантская.

И, само собой разумеется, ужасная нагрузка -по 12 часов в сутки обучения. Тут я, так сообщить, продемонстрировал обучение на канадском «Валентайн». Отечественные обожали его за удобство и низкий силуэт. Обожали наблюдать на трофейную технику, но оценивали ее достаточно низко, по причине того, что думали, что это для работы в мирное время, для войны она не подходит.

В училищах было малое число моторесурса у техники, исходя из этого обучались на макетах, на пешем по-танковому: начальники выстраивались взводом и шли по полю, нападали в пешем порядке. Таковой вот способ, я думаю, он и до сих пор практикуется. Таковой вот тренажер.

Это я сообщил про начальников. Соответственно, эксперты механики-водители, стрелки. Заряжающие — я по большому счету не знаю, дабы кого-то обучали, по причине того, что ему необходимо было выучить лишь бронебойные, осколочные, подкалиберные – три боеприпаса.

Их в большинстве случаев брали из пехоты, другими словами, так сообщить, первого попавшегося. Заряжающий – самая низкоквалифицированная специальность в танковом экипаже. А что касается радистов и стрелков, они в большинстве случаев проходили, механик и радист-водитель проходили шестимесячные направления. И экипажи вот эти планировали на заводе. Те, кто заканчивал на превосходно училище, те приходили начальниками взводов.

Те, кто заканчивал на троечки-четверочки, приходили начальниками танков. В том же направлении приходили из школы радистов механики и радисты-водители. Лишь начальник батальона отбирал себе экипаж — умелого механика, радиста, какого-нибудь заряжающего. Всем остальным воображали экипаж: вот это твой экипаж, вот это твой начальник — и все, вот люди, с которым идут в бой. Конечно, это были люди самых различных возрастов, с самой различной подготовкой, и с самой различной культурой.

Но им практически через какие-то месяцы приходилось совместно идти в бой и совместно постараться выжить в этом бою и нанести как возможно больший урон. Мысль была такая, что на заводе, во-первых, не хватало рабочих рук, и танкисты помогали собирать танки, еще раз осваивая эту машину. Некоторым говорили, что вот их соберут танк, и вот они на этом танке конкретно отправятся.

Но в большинстве случаев им какой-то танк, они совершали 50-километровый марш, отстреливали три боеприпаса, один диск пулемета, возвращались. В случае если все было нормально, ничего по технике не было, уже приобретали часы танковые — громадная сокровище была, нож перочинный и платочек шелковый для фильтрации горючего, по причине того, что горючее было низкого качества. И уже тогда шли на фронт.

Еще одна фотография завода.

Вот так вот ехали на фронт, вперемешку находились на платформе самоходные установки, танки. Ехали на фронт с самыми различными настроениями — кто-то уже навоевался, уже этого не хотелось, кто-то ехал первый раз и с ощущением, что «на данный момент немцам дадим, на данный момент я приеду на фронт, и все немцы сходу побегут». Самые были различные настроения. Сперва пели песни, позже прекратили их петь, все становилось рутиной.

Подсаживали гражданских за какую-то маленькую мзду, кормились время от времени и воровством либо обменом. Частенько обменивали только что взятую одежду на еду и, бывало, доезжали, в особенности зимой, до фронта полураздетыми, меняя на водку, на еду, на все, что угодно. Простая такая жизнь кочевого человека: для чего мне обмундирование, в случае если на следующий день я, возможно, погибну.

Ну, приехали на фронт, и главное, что ожидало танкистов – это, само собой разумеется, обслуживание техники. Один из танкистов написал такое стих:

Броня от солнца горяча,
И пыль похода на одежде.
Стянуть костюм с плеча —
И в тень, в траву, но лишь прежде
Проверь люк и мотор открой:
Пускай машина остывает.
Мы все перенесем с тобой —
Мы люди, а она металлическая…

Обслуживание техники

А.Д. Главное, что ожидало танкистов на фронте – это обслуживание техники, это самое тяжелое, самое тяжёлое и самое ответственное, что было нужно. Танк армейского времени был, скажем так, эрзац-машиной, другими словами призванной, выжить в нескольких битвах. Соответственно, дальше их будущее, в общем, незавидная.

Исходя из этого все это было упрощено максимально для боевой эффективности.

Значит, я желал бы выяснить роль экипажа. Самый главный – это начальник. Второй по важности – механик-водитель. От механика-водителя по большому счету зависела жизнь экипажа, исходя из этого механик-водитель ни при каких обстоятельствах не нес никаких дежурств и никаких охранных функций.

Ему всегда позволяли отдохнуть, по причине того, что от него зависел и марш, и надежность автомобили, и жизнь экипажа. Следующим был стрелок-радист, таковой, в общем, мальчик на побегушках, и бывало так, что стрелков-радистов не было, экипаж состоял, из трех человек. Заряжающий — это все функции, это и на кухню сбегать, и боеприпасы помыть, в общем, самое низшее звено в экипаже.

Однако, начальник неизменно, по крайней мере те, с кем я говорил, это, возможно, два десятка танкистов, все отмечали, что начальник неизменно все работы делал вместе с экипажем. Бывали, само собой разумеется, начальники, каковые старались от этого устраниться, но я таких не встречал и, по всей видимости, участь их не завидна. По причине того, что они были не любимы экипажем, соответственно, шансов у них выжить было меньше.

В то время, когда я говорил с немцами, я говорил с Отто Кариусом, он сообщил: «Да, я то же самое делал до конца». Другими словами у немцев было то же самое: начальник трудился.

Роль наводчика — где-то между механиком водителем и-командиром. Но никто раздельно наводчика, никто из начальников, с кем я говорил, не выделял как человека, владеющего какими-то особыми навыками. Другими словами вот механика-водителя, да, вот все выделяют.

А наводчик, ну наводчик, поменял на этого и ничего ужасного. Механик-водитель, в особенности в Т-34 ранних образцов, само собой разумеется, должен был владеть, во-первых, мастерством, по причине того, что весьма сложно переключать передачи, физической выносливостью, по причине того, что переключали передачи хоть и при помощи колена, либо кроме того при помощи стрелка-радиста, по причине того, что воткнуть эту передачу было фактически нереально.

Весьма в том месте хватало слабо отрегулированный механизм включения, и возможно было совершить ошибку передачей. В случае если неправильно отпустить сцепление, возможно было, фрикционы были сухого трения, и возможно было сжечь фрикцион, другими словами в случае если быстро отпустить, то входил в замыкание и начинал гореть фрикцион и коробился и все, трансмиссия выходила из строя.

Нужно загрузить боекомплект — скинули, привезли на грузовике ящик снарядов. Боеприпасы в пушечном сале, значит, сало нужно помыть. В какую-то емкость наливается ДТ, ветошь необходимо отыскать, отмыть боеприпасы.

Это они тут такие чистенькие уже, но это ясно, фотография постановочная, они тут уже все такие довольные, радуются.

Но представьте себе, что у вас боекомплект под сотню снарядов, любой весом 15 килограммов, это все нужно дело в том направлении загрузить. Кроме того, эти боеприпасы вы загрузили, патронами диски набили, по-моему, две тысячи патронов. Вот, кстати, снарядный ящик, они прямо из снарядного коробки берут, не моют. Это я не могу вам прокомментировать. По всей видимости, раньше обтерли. Никаких заправщиков не было: бочка, воронка и вёдро. И без того в том месте 400 литров топлива.

Во-первых, кроме того, что это легко не легко, это ты еще целый в этом газойле, поменять одежду фактически нереально. Выдали набор — вот ты в нем и ходишь. Один раз ты заправил, второй раз ты заправил, на третий раз у тебя вся одежда не составит большого труда промаслена. Да, соответственно, два ведра масла нужно еще залить.

Другими словами у тебя одежда вся будет в газойле.

Укрывание танка

Танк необходимо укрыть, в случае если мы приехали на позицию. Кстати, все немцы говорили, что это типично русская мысль — окапывать танки. Немцы ни при каких обстоятельствах танки не окапывали. Отечественные все время окапывали танки. 30 кубов почвы. Так что это также работа дай Всевышний. Вот данный момент, грязь, конечно, около танка все время грязь, по причине того, что он разбивает почву, это куча автомобилей, ездящих вне дорог, и танкисты все время в грязи или в пыли.

Соответственно, в танке никто не вытирает ножки о коврик, перед тем как запрыгнуть в люк, и наряду с этим в танке скапливается тот же самый газойл и масло, и все это перемешивается с грязью. И ты в том направлении залезаешь. Вы осознаёте, какой через месяц будет танк. Само собой разумеется, в том месте стараются мыть, но в случае если это месяц боев, то в целом имеете возможность себе представить.

Фадин заявил, что весьма долго приходилось себя ощущать бомжом. Другими словами вот это вот чувство, что ты нечистый, потный и неизменно в работе. Вот это жизнь танкиста на фронте.

Заправка танка происходила так: подъезжал грузовик, в большинстве случаев, полуторка, в какое-то место, куда он имел возможность подъехать, дальше пинком с кузова сбрасывались пара 200-литровых бочек, танкисты эти бочки должны были докантовать к тому месту, где стоял танк, к примеру, в случае если горючее закончилось, не имеет возможности подъезжать. Другими словами это нужно было как-то на себе дотащить. Позже из бочки нужно было перелить солярку в ведро и позже заправлять танк соляркой.

Норматив на заправку Т-34 — порядка полутора часов весьма активной работы. Плюс залить масло, плюс загрузить снаряды. Исходя из этого в то время, когда, танк израсходовал горючее и расстрелял снаряды в сражении и выходил в тыл, рассчитывать на то, что он в том месте на 15 мин. заехал, механики сделали ему пит-стоп и он возвратился в бой – запрещено так думать. Выход танка из боя – это минимум на два-три часа убытия военной машины. Два-три часа — это лишь на месте обслуживания.

И вдобавок в том направлении доехать и возвратиться обратно. Другими словами практически в сражении возвратиться на пункт боепитания и затем прибыть на место боя – это утрата шести-семи часов.

В.А. Как Артем отметил, при заливке, вот вы попытайтесь дома легко с ведром воды, наряду с этим нужно спуститься-встать, другими словами ты не просто мокрый в солярке, ты ей пропитываешься спустя некое время, исходя из этого это минусы. Плюсы – это то, что в этих условиях вши не плодились.

Другими словами они не выживали.

А.Д. Про вшей будет отдельный разговор. Я говорил с начальником подразделения и его подчиненным. Вот в то время, когда подчиненный, что пришел в 44-м году, говорит: «Нет, вши не плодились, по причине того, что мы все в газойле». А начальник сообщил: «Тот, кто тебе это сообщил, тот по большому счету в танке не сидел и ни при каких обстоятельствах к танку близко не доходил. Вшей было до черта». А это из одной роты мужики.

Другими словами ясно — восприятие совсем различное легко.

В.А. Я также к танковым армиям самую малость причастен, вот товарищи говорили про «Леопард». В нем типа вот имеется такая вот фиговина, мы не могли разобраться, в чем ее назначение. Вот выяснилось на практике. В том месте наварены вот так железочки, и германские танкисты, залезая на танк, ногой стирали грязь с ботинок об эту железку. На советских танках я аналогичных вещей не видел.

Предполагаю, что в то время, когда ты запрыгиваешь в люк, в особенности, в случае если в боевой обстановке, на дне танка скапливается неизменно слой грязи. Масла, солярки и грязи. С этим фактом, он не только характерен для советских танков, к примеру, на танках, каковые приехали с Курил, на японских танках, в то время, когда мы их восстанавливали и чистили, мы лопатами выгребали слой слежавшейся грязи — спустя 70 лет около 5-ти сантиметров на них.

А механик, он во все это залезает и сидит, он сидит ниже всех на полу.

А.Д. И само собой разумеется, брезент. В этом случае мы показывали Т-34-85, самая неотъемлемая часть танка, согласно точки зрения многих – это танковый брезент. Танковый брезент разрешал сделать танк домом. Вот в полной мере реалистичная фотография танка, движущегося на фронт. Дополнительные снарядные коробки, в большинстве случаев еще бочка с бензином приваренная, какие-то индивидуальные вещи, танковый брезент, еще в том месте пехотинцы сидят.

Это таковой вот верблюд, обвешанный скарбом, что движется на фронт. Конечно, в сражении что-то снимается самостоятельно, как дополнительные баки, а что-то орудийными выстрелами, попаданиями. Так что танк вот в таком совершенном виде, как мы в большинстве случаев это видим на фотографии, в то время, когда в том месте нем ничего нет и он является прекрасную боемашину, для того чтобы в большинстве случаев не бывало.

В.А. Я еще дополню Артема. Танк, в то время, когда лишь он прибывал, у экипажа еще минимум собственных вещей было.

В течение военных действий какие-то вещи приобретались экипажем, и их нужно было куда-то девать. Исходя из этого все свободное место в технике было забито личными вещами экипажа. В танке места мало, свободного нет, исходя из этого какие-то технологические мелкие щелки забивались тем, что могло быть куплено и употребляться воином в повседневной судьбе. С одной стороны, у танкистов это порождало минимализм.

Все вещи, каковые употреблялись, были функциональны, не было ничего ненужного. Но все это было распихано по щелям, по каким-то технологическим местам, что при пожаре это, соответственно, содействовало горению.

Питание

А.Д. В каждом батальоне была собственная батальонная кухня, причем такие кухни пользовались популярностью у немцев. Она была приспособлена чтобы готовить на ходу.

Но частенько кормились с «бабушкиного аттестата» — другими словами с того, что возможно было отыскать у местных жителей.

Вот что было прекрасно танкистам, что это в большинстве случаев мобильные подразделения, соответственно, что-то в том месте трофейное раздобыли.

Наскочили мы как-то на горящую германскую машину. Бодягин побежал, приволок две либо три банки консервов – утепленные, возможно сообщить, с пылу с жару. Вскрыли банки – у заряжающего и радиста с мясом, а у нас с механиком-водителем с овощами. Мы их выбросили, а они мясную часть съели, а под ней овощи. Оказалось, что они открыли с той стороны, где мясо, а мы – с той, где овощи.

Так было жалко!

Где-то заскочили на завод, в том месте спирта налили, где-то еще что-то. И этих рассказов – тьма, по причине того, что сон и еда – это две главные темы рассказов. Неизменно хочется дремать, всегда хочется имеется. Ну и курить.

Вот это главные тематики всех рассказов.

В.А. Перед войной был создан последовательность полевых кухонь, предназначенных чтобы они тягались и употреблялись в танковых и механизированных частях Красной армии. Это были кухни на колесном ходу, каковые имели подрессоривание . Тут представлена полевая кухня, которая именуется в действительности КП-42.

Это одна из самых несложных кухонь. Кроме них были еще кухня полевая 40-го, 41-го года, двухкотловые. Они имели по два ската с каждой стороны, в переднем коробке пребывала закладка пищи на дни, сбоку, в том месте где решеточка, клались дрова чтобы котел возможно было снабжать.

И сбоку перед котлом находились слева и справа на крыльях термосы для разноса тёплой пищи по экипажам. Тут не видно, что у нее позади имеется особый откидной поднос, что разрешал повару в движении находиться и готовить прямо на ходу. Ясно, что в том месте не было возможности гнать 40 км/ч, в то время, когда повар уже думал бы не о том, как приготовить, а как бы удержаться.

Но она допускала при маленьких скоростях готовку прямо на ходу. Ещё были трехкотловые кухни КП-37-3, каковые весьма пользовались популярностью у германских армий, по причине того, что в германских моторизованных частях таких вещей не было. Кухни, каковые у них употреблялись, были на древесных колесах маленьких, обитых железом.

Они не были предназначены для стремительной транспортировки, исходя из этого при захвате в 41-м году этих кухонь немцы их весьма ценили и весьма многие кухни употреблялись, те что выжили, до конца войны.

В Красной армии употреблялось два вида котелков, Первый – это вот таковой вот алюминиевый котелок. Данный — с настоящих мест военных действий, другими словами у него тут пулевая пробоина. Он с железной ручкой. Были разновидности. Вот такой же котелок, но он складской, и можно понять, какой он был при жизни и какой он был по окончании эксплуатации.

С одной стороны, эргономичен, по причине того, что из него прекрасно и комфортно черпать ложкой, а иначе — неудобен, по причине того, что занимает большой количество. И на протяжении войны было очень много посуды, которое изготавливалось на фабриках, каковые были предназначены для гражданской судьбы. Вот подобный эмалированный котелок, он похож на тот, что употреблялся и изготавливался специально для армейских, но данный котелок изготовлен на гражданском заводе.

Как кастрюли делали, лишь с мелким трансформацией – ушки приварили. Незадолго до войны показались котелки кочкообразной формы, каковые производились в Ленинграде на заводе «Красный выборжец». Они имели более функциональную форму и имели возможность переноситься по паре котелков сходу.

Два круглых котелка в руку забрать, дабы не пролить, — весьма не легко. А эти котелки были снабжены крышкой, и конструкция разрешала в один момент переносить до четырех котелков: в случае если их совместно собрать, без неприятностей возможно нести в одной руке. Крайне важно отметить, советские котелки являлись правильной копией германских. В этом случае у меня в руках германский котелок, обычный, что употребляется в пехоте. К нему, в то время, когда я сам был в армии, я не имел возможности осознать назначения петли на крышке.

У нас ни при каких обстоятельствах я не видел, дабы применяли котелки с ремнем. Эта вот фишка в германской армии, другими словами теоретически оно, возможно, так, но в армии я ни при каких обстоятельствах фактически этого не видел.

Отличие советских котелков от германских, в случае если их поставить два рядом, отыскать весьма сложно. Другими словами вот крышка аналогична, выглядят они одинаково, отличие в ушках. Ушки на котелках различные, плюс на немецком котелке нанесена риска.

Котелок обычный запланирован на полтора литра, и на нем нанесены риски, каковые отмеряют поллитра жидкости. В советском котелке данной штуки не было. А в остальном полностью аналогичны, другими словами применение трофейных котелков в обиходе – это достаточно распространенная практика.

Следующая вещь, с которой при питании возможно столкнуться – это ложки. Выдавалась воину уставная ложка, опять-таки, также алюминиевая, выпуска завода «Красный выборжец». У каждого воина однообразный комплект снаряжения, с этим снаряжением необходимо что-то делать, дабы его отличать.

Тут уже шел тюнинг кто во что горазд – кто-то рисовал на ложках, вот в этом случае воинов ее просо пара раз перекрутил.

А.Д. Носили ложки, конечно, за голенищами, по причине того, что никуда больше ее положить запрещено.

В.А. Следующая громадная неприятность, что потому, что ее носили за голенищем либо за обмоткой солдатского ботинка, ее весьма легко утратить. И в случае если появлялась такая неприятность, заместить ложку в боевых условиях нечем, исходя из этого приходилось заниматься рукоделием. В этом случае вырезана самодельная древесная ложка вместо утерянной.

Вот также самоделка, на краю была гильза, но гильза сгнила. Большее распространение в технических армиях взяли самодельные ложки, каковые изготовлялись в мастерских. Благодаря тому, что в танковых частях были мастерские-летучки, в том месте помогали механики, каковые были рукастые и головастые парни.

И вот это также самодельная ложка из алюминия. Изготавливалась несложная форма в песке, в том направлении отливался алюминий из самолётов и разбитых двигателей, в общем, до чего дотянуться возможно было. С тех же котелков возможно было делать ложки.

Отливалась, потом обтачивалась и употреблялась в обиходе. И следующий предмет – это трофейный предмет экипировки. Вот это вот вилка и ложка, сделанные из нержавейки, употреблялись в германских армиях, были варианты выполнения из алюминия и из простого металла. Весьма эргономичный и практичный предмет – с одной стороны ложка, иначе вилка.

Вот данный вот предмет выпуска 41-го года. Вот подобная ложка-вилка, сделанная из простого металла и из алюминия, совершенно верно такая же, лишь из алюминия. И питье происходило из таких вот эмалированных кружек, они были разного цвета и размера и, в принципе, ничем не отличались от тех, что на данный момент вот возможно встретить в деревенском обиходе.

Не было какого-либо четкого регламента по кружкам. Другими словами видятся такие же и алюминиевые, но вот эмалированные кружки – это, возможно, предмет для коллекционирования, другими словами они бывали самых фантастических расцветок. То же самое по количеству. Я лично обнаружил кружки, в каковые литра два, возможно, может влезть. С воином такая кружка была.

Наряду с этим у него был еще комплект кружечек мельче, меньше, меньше.

А.Д. В довольствие входил, кроме фактически питания, табак и спирт. Кто не курил, имел возможность поменять на шоколад либо сахар.

Спирт — кто не выпивал, делился. В большинстве случаев давали бутылку водки на экипаж. На финальном этапе войны, в особенности на Германии и территории Польши, само собой разумеется, по большей части питались трофейным спиртом, и было его достаточное количество.

Отдых

А.Д. Сон — вторая главная тема. В танке нагрузка на экипаж ложилась такая, что поспать нормально было весьма сложно. Значительно чаще механик и радист-водитель имели возможность дремать в собственных креслах.

Они вытягивали ноги и имели возможность уснуть. Начальник, в случае если маленького роста, имел возможность в Т-34-85 положить доску на башне рядом с пушкой и дремать на данной доске. Ну, заряжающий — уже как окажется. Зимой частенько дремали на жалюзи, в особенности, в то время, когда танк только-только вот пришел, возможно было прогревать. Накрывались танковым брезентом. Я в большинстве случаев задаю вопросы: «Какое самое тяжелое время года?» Значительно чаще, само собой разумеется, говорят, что зима, но по большому счету это периоды распутицы, другими словами ранняя весна и поздняя осень.

Тяжелые условия — и по грязи, и по погоде, и сырость, и слякоть. Лето не воспринимается таким тяжелым временем для жизни. Что делали – выкапывали траншею, наезжали на нее танком, ставили особую танковую печку, укрывали сверху танк брезентом, и получался таковой вот блиндаж. Другими словами в полной мере себе возможно было в нем жить.

То же самое делали германские танкисты: траншея, сверху танк и вперед.

В.А. Артем сообщил о особой танковой печке. Предмет в боевых условиях довольно часто терялся, повреждался, забывался, исходя из этого делалась импровизированная печка из того, что было много – бочки.

Бочка из-под горючего, из нее вырывалось окно, в верхний клапан втыкалась труба, которая делалась кроме этого из подручного материала.

А.Д. Все-таки и 60 секунд отдыха пребывали у танкистов. Вот, кстати говоря, танкист в обмотках, пожалуйста.

Ты говоришь, не бывает, вот тебе фотография. Гармонь, само собой разумеется.

В.А. Имели возможность возить с собой патефон. Вот это остатки патефона, отысканные рядом от разбитых танков, это пластинки.

Опять-таки, куда вложить патефон, я просто не воображаю. И вот еще, касательно фотографий, кроме танкиста в обмотках, танк «Шерман» в том месте самую малость побольше с жизненным пространством. Плюс еще танкист, что с гармонью, он одет в германские трофейные очки, вот для того чтобы типа, лишь с прозрачными стеклами.

А.Д. очевидно совсем аутентичная фотография, другими словами видно. Танковый брезент — функциональная вещь, нужнейшая в танке. Постелили, сели, накрылись — и как одеяло тебе, и как защита от всего. Танцы – это отечественное все.

Танцы, песни.

Медицина

А.Д. Медобслуживание – в обязательном порядке. Ранения, самое главное – это ожоги.

Ну, а тут вы видите, так сообщить, фотографию, вот добывают раненого танкиста. Единственное, что могу заявить, что это постановочная фотография. Кто-нибудь может сообщить, из-за чего?

Учения

В действительности, легко пулемет в чехле. Видно, что постановочная фотография хорошая. Утраты в танковых армиях были большие, и ранения были сверхтяжелые, и выживаемость была в экипаже маленькая. У тех, у кого был собственный люк — у заряжающего, начальника, механика-водителя – у них шансов было больше. Вот у стрелка-радиста фактически не было шансов.

Ему необходимо было выскочить за кем-то. Выживали в большинстве случаев бойцы маленького роста, энергичные.

Письма

А,Д. Письма, новости. Вот мое поколение еще не забывает – это химический карандаш. Языком полизал и у тебя более броское письмо. Лизнул – написал, лизнул – написал.

И язык у тебя наряду с этим светло синий, конечно. Вот данный засунут в гильзу. Письма – это наиболее значимая, так сообщить, информационная составляющая и целое событие. В большинстве случаев их зачитывали всем, просматривали среди экипажа.

Частенько тем, кто не имел возможности писать, писали за вторых. Приходили письма от дам, девушек, «дорогому бойцу». И знакомились так. Конечно, были газеты центральные, дивизионные, бригадные газеты, корпусные. В обязательном порядке были политинформации. Радист — несчастный человек, все слушали его рацию.

Потому, что она заряжалась от двигателя, то аккумуляторная батареи садились, ему приходилось бегать на зарядную станцию.

В.А. Я дополню слова Артема про письма. Для бойцов на фронте выдавались особые бумаги, бланки. Вот это один из примеров бланка. Вот у меня в руках настоящее письмо летчика-штурмовика, которое я поднимал в последних числах Августа этого года.

Это письмо стрелка-радиста, неотправленное, написано им за два дня перед тем, как они разбились. Могла быть какая-нибудь картина, какой-нибудь лозунг, в этом случае тут написано «Привет с фронта!», стихи написаны и адресат, кому должно быть послано и адрес. А с обратной стороны бумажка, на которой, фактически говоря, писался текст письма.

Это письмо не закрывалось чтобы его имел возможность прочесть армейский цензор. И затем оно отправлялось адресату. Другими словами незапечатанность писем – это очень важная составляющая на фронте.

А.Д. Надписи разные наносили на собственную технику. Чем характерна вот эт

spacer