Альтернатива без перспектив

Альтернатива без перспектив

Альтернатива без возможностей

  • танки
  • Германия

Юрий Пашолок

На протяжении Первой Мировой разработкой германских танков управляла особая техкомиссия, которую управлял генерал Фридрихс. Начальником конструкторских работ ответом рабочей группы был назначен инженер Инспекции автомобильных армий капитан Йозеф Фольмер. В то время, когда по окончанию войны Германия была лишена возможности разрабатывать и создавать танки, часть инженеров уехала из страны, занявшись танкостроением в других странах.

Но, уже спустя пара лет работы по новым примерам военной техники возобновились. И на первый замысел вышли компании, каковые в годы Первой Мировой оставались в арьергарде германского танкостроения. Собственный вариант военной машины Leichttraktor создал и концерн Krupp.

LK.II на новый лад

Сталелитейная компания Krupp, созданная в Эссене ещё в начале XIX века, во второй половине столетия превратилась в настоящего промышленного гиганта. Оружие, в первую очередь пушки, скоро стало одной из ответственных составляющих продукции быстро растущего предприятия. К началу Первой Мировой на фирмах Krupp, к тому моменту занимавших большую часть Эссена, трудилось около 140 тысяч людей.

Это была настоящая промышленная армия, талантливая обеспечить кайзера артиллерийским оружием любого калибра и в произвольных нужных количествах.

Очевидно, обойти стороной такое перспективное направление, как танкостроение, концерн не имел возможности. Германский первенец танк A7V оснащался корпусами, выстроенными, а также, и в Эссене. В полной мере закономерно, что у концерна Krupp показалось желание создавать личные танки полностью.

Такая возможность предоставилась в 1917, в то время, когда начались первые работы по лёгкому танку LK (Leichter Kampfwagen). Концерн, объединивший свои силы с компанией Daimler, нёсшей ответственность за силовую установку, вступил в конкурентную борьбу с капитаном Фольмером.

Силы кроме того на первый взгляд были совсем не равными, но в итоге, как ни необычно, победу праздновал не оружейный гигант. Kleiner Sturmwagen, созданный Krupp и Daimler, был открыто хуже танка соперника. У альянса промышленных гигантов оказался скорее не танк, а бронетрактор с очень вызывающими большие сомнения возможностями. Концепция Фольмера с моторным отделением в носовой части и боевым отделением в корме смотрелась куда более жизнеспособной.

Победа, но, была условной, потому, что германская армия танка LK.II так и не дождалась.

Иллюстрация из патента Георга Хагеллоха, одно из немногих изображений Kleiner Sturmwagen. Такую ходовую часть должен был иметь модернизированный пример. Часть ответов позднее была перенесена на проект Kleintraktor

Первую половину 20-х годов германская оружейная индустрия сидела негромко, придавленная ограничениями Версальского соглашения и послевоенной разрухой. Не имея возможности трудиться в Германии, Фольмер уехал в Чехословакию, разрабатывая в том месте колёсно-гусеничные танки. В это же время уже в 1925 году начинаются первые робкие шаги в области разработки бронетанковой техники.

И концерн Krupp в них принимал самое яркое участие. Сначала обращение шла о самоходных артиллерийских установках, каковые создавались на базе тракторов.

Первые узнаваемые материалы по лёгкому танку, для конспирации названному Kleintraktor (небольшой трактор), датированы мартом 1928 года. Вероятнее, разработка началась ещё раньше, потому, что к тому моменту уже два года шли работы по совсем второй машине, изначально именовавшейся Armeewagen 20. Проектирование автомобили 15-тонного класса велось на конкурсной базе: кроме Krupp, собственные танки разрабатывали компании Daimler-Benz и Rheinmetall. Считалось, что именно эти танки станут базой будущих германских танковых сил.

Достаточно скоро стало ясно, что машина получается сверхсложной и дорогой, да и 75-мм короткоствольная пушка как противотанковое средство была не самым лучшим выбором. Был нужен ещё один танк, меньший по размерам, более несложный и недорогой, и безо всяких излишеств наподобие возможности плавать. История, как это часто бывает, повторилась: в своё время за тяжёлым A7V было нужно проектировать тот самый LK.

Иллюстрация из патента DE514219C за авторством Эриха Вольфёрта. Заявка датирована 21 июня 1929 года. Это указывает, что сама мысль возможно старше на несколько лет. «Трактор» никого не должен смущать – на деле это трансмиссия и схема управления Kleintraktor

Создание концепции Kleintraktor велась совместно инженерами Krupp и 6-м управлением оружий, нёсшим ответственность за разработку бронетанковой техники. Со стороны Krupp работу управлял Эрих Вольфёрт (Erich Wolfert). Данный инженер являлся одной из главных фигур в отделе создания боевых автомобилей германского концерна. Ещё одной ответственной фигурой был Георг Хагеллох (Georg Hagelloch), что в своё время придумал ходовую часть для Kleiner Sturmwagen. Дуэт этих инженеров позднее придумал подвеску для танка B.W. (будущего Pz.Kpfw.IV).

Со стороны 6-го управления оружий разработку курировал Генрих Книпкамп (Heinrich Ernst Kniepkamp), один из будущих столпов германского танкостроения.

Начальные требования, организованные 6-м управлением оружий, предполагали создание военной машины 6-тонной весовой категории, оснащённой 60-сильным двигателем и развивающей большую скорость 40 км/ч. Нужно заявить, что достаточно наивно было ожидать от автомобили с удельной мощностью 10 лошадиных сил на тонну таковой высокой скорости. Кроме того Pz.Kpfw.I Ausf.A с таким же мотором, имевший куда более идеальную ходовую часть и весивший 5,4 тонны, стремительнее 37 км/ч не разгонялся.

А в нашем случае речь заходит и вовсе о второй половине 20-х годов, в то время, когда лишь вёлся поиск ответов по успешной конструкции ходовой части. Определённые надежды германские инженеры возлагали на резино-металлические гусеничные ленты. Позаимствовали они это решение с Renault FT-Kegresse, где установка ходовой части с применением резиновой ленты повысила как большую скорость автомобили, так и запас хода.

Таким Krupp Leichttraktor был на момент постройки. Весна 1930 года

Концептуально Kleintraktor должен был напоминать LK.II, мало сниженный в размерах. Первую машину германские армейские собирались получить во второй половине 20-ых годов XX века, а с 1931 года должно было начаться серийное производство с начальным выпуском 17 танков ценой 50 тысяч марок любой. В качестве подрядчика выступал концерн Krupp, которому поручалось выстроить и 2 умелых примера.

Действительно, уже 8 мая 1928 года стало ясно – требования на танк пара расходятся с действительностью. 60-сильного двигателя с целью достижения нужной скорости, как и следовало ожидать, выяснилось мало.

26 мая произошло заседание с участием Вольфёрта, Хагеллоха и представителей 6-го управления оружий, на котором были уточнены характеристики танка. Толщина его брони устанавливалась на уровне 14 мм, чем обеспечивалась защита от пуль винтовочного калибра на всех расстояниях. Подтверждалась боевая масса 6 тысячь киллограм, в качестве оружия указывалась 37-мм пушка создания Rhainmetall.

В штатное оборудование автомобили включались прибор и радиостанция дымопуска. Наконец, танк поменял наименование: обозначение Kleintraktor присвоили второму проекту, а текущая машина взяла имя, под которым она широко известна — Leichttraktor (лёгкий трактор).

Недолгое лидерство

На том же заседании, где Kleintraktor превратился в Leichttraktor, было принято ещё одно важное ответ. Монополия Krupp на разработку нового танка закончилась, и в работу включились ещё две компании – Rheinmetall и Daimler-Benz. Танку разработки Rheinmetall посвящён отдельный материал, исходя из этого останавливаться на нём не будем.

Что же касается Daimler-Benz, то программе Leichttraktor в том месте особенного внимания не уделили. Любая из компаний должна была выпустить по 2 умелые автомобили из неброневой стали, но Daimler-Benz не дошла кроме того до стадии эскизного проектирования. Загруженная по программе разработки Armeewagen 20, переименованного 14 марта 1928 года в Gro?traktor, в июле компания вышла из программы Leichttraktor. Но, определённое участие данной компании в проекте однако сохранилось.

Двигатель Daimler-Benz M36 количеством 7,8 литров и мощностью 100 лошадиных сил был самые подходящим для перспективной военной машины. В качестве альтернативы выступал двигатель Maybach, но он был 40 кг тяжелее, а заодно имел и громадные габариты.

Выхлопная труба максимально немного поднята вверх. Радисту такое техническое ответ вряд ли понравилось

3 июля 1928 года мотор M36 утвердили в качестве силовой установки для Leichttraktor, с которой сблокировали коробку передач от 3-тонного грузовика Krupp. Силовая установка с коробкой размещалась в носовой части, от неё через вал шёл в корму, где размещались основная передача и ведущие колёса. В соответствии с исходным спецификациям, неспециализированная протяженность Leichttraktor должна была составлять 3900 мм, ширина 1850 мм, а высота 2000 мм.

Боевая масса оценивалась в 6 тысячь киллограм.

По габаритам танк уступал кроме того Renault FT, меньше был лишь американский Light Tank T1, имевший подобную Leichttraktor компоновку. «Американец», к слову, в полной мере имел возможность оказать влияние на конструкцию германского танка, потому, что реклама новой автомобили показалась уже летом 1928 года, в самый разгар проектирования Leichttraktor. Ещё более большим выяснилось влияние на проект германского танка со стороны британских Medium Tank Mk.I/Medium Tank Mk.II, показавшихся ещё раньше.

При столь маленьких размерах Leichttraktor имел в полной мере солидный экипаж из четырёх человек. В его состав входили механик-радист и водитель, сидевшие в корпусе, и командир и наводчик, он же заряжающий, пребывавшие в башне.

Нужно заявить, что созданное как бы для конспирации наименование «Leichttraktor» однако мало соответствовало истине. Дело в том, что всерьёз рассматривался вопрос разработки на базе коммерческого тягача и танка L.Z. (leichte Zugmachine, другими словами лёгкий тягач) с 60-сильным мотором. Мысль создания данной автомобили отпала достаточно скоро, не смотря на то, что Rheinmetall в умелом порядке ставил на собственный танк вместо подбашенной коробки с башней грузовой кузов и кабину.

Похожим образом должен был смотреться подвозчик снарядов, изготовлявшийся подобным путём (съёмом башни с подбашенной коробкой). Если судить по существующим документам, его кроме того выстроили. А при установке на танк коробчатой конструкции получалась машина наблюдателей, весьма похожая на английский Medium Mk.II Box Tank.

Наконец, Leichttraktor рассматривался и как база для самоходной установки.

Конструкция носовой части корпуса приводит к массе вопросов. Особенно это относится жалюзи воздуховода к радиатору

По ходу проектирования требования к машине всегда менялись. В последних числах Июля 1928 года, поняв чрезмерную оптимистичность ожиданий в плане подвижности танка, требования к его большой скорости клиенты снизили до 35 км/ч. В октябре было нужно переделывать совокупность охлаждения.

Одвременно с этим была представлена древесная модель танка.

Наконец, к концу октября с Krupp был подписан договор на изготовление двух образцов Leichttraktor. Общая сумма контакта составила 230 тысяч марок. В отличие от Rheinmetall, на изготовление самоходной установки концерн договора не взял. Быть может, германские армейские уже что-то подозревали…

Целый 1929 год ушёл на подготовку и проектные работы к постройке умелой автомобили. Наконец, в начале 1930 года шасси танка, имевшего в некоторых документах наименование Kp.L.Tr., было показано представителям Управления оружий. Машина с уверенностью месила грязь, германские армейские были довольны демонстрацией.

По прикидкам представителей Krupp, окончательная сборка первого примера ожидалась к 1 апреля, а второго – к 1 мая 1930 года. Приблизительно так и оказалось – работы завершили 26 апреля.

Но, внимательный осмотр автомобили, а особенно его сравнение с танком Rheinmetall, приводит к массе вопросов.

Большой кормовой люк разрешал экипажу попадать в машину, не пользуясь вторыми люками

Вписаться в требуемые массо-габаритные характеристики не удалось ни танку Krupp, ни танку Rheinmetall. Машина оказалась практически на 20 см дольше, на 13 см выше и 20 см шире, чем выяснил клиент. Что хуже, боевая масса выросла до 7900 кг, другими словами на треть. Неудивительно, что её настоящая большая скорость не превышала 30 км/ч.

Нужно заявить, что танк Rheinmetall был ещё дольше и чуть тяжелее, но наряду с этим конструкция его корпуса была чуть ли не самой успешной среди танков с передним размещением мотора, выпущенных в то время.

Сообщить то же самое про Kp.L.Tr. достаточно сложно. Достаточно одного взора, дабы в этом убедиться. Не обращая внимания на то что при изготовлении его корпуса достаточно активно использовалась сварка, это передовое ответ во многом сводилось на нет конструктивными изюминками автомобили.

Лёгкий танк Krupp смотрелся скорее как машина Первой Мировой.

Отдельные технические ответы, реализованные в Kp.L.Tr., наводят на идея, что инженеры Krupp делали однако трактор, что в самый последний момент решили прикрыть бронёй. Бронировка воздуховода радиатора была сделана так, что попадающие в неё пули тихо рикошетили вовнутрь корпуса. Но, это было сущим пустяком на фоне открытой всем ветрам заливной горловины радиатора.

При эксплуатации танка его экипаж очевидно высказал большое количество не весьма тёплых слов в адрес инженеров, придумавших для автомобили крышу надмоторной плиты. Кроме того что она имела достаточно сложную форму, так ещё и снять двигатель возможно было только по окончании полного демонтажа данной умной конструкции. Очень спорно смотрелся и люк механика-водителя, больше напоминавший шлем тевтонского рыцаря.

Выбраться через него было нереально, для эвакуации предназначались люки сбоку. Но, и ими вряд ли пользовались довольно часто, задний двустворчатый люк смотрелся куда как предпочтительнее.

Так носовая часть автомобили смотрелась при снятых страницах и без радиатора

Массу вопросов вызывала и ходовая часть танка. Состояла она из 13 опорных и 2 поддерживающих катков на борт. Один опорный каток брал на себя функцию амортизации при наезде на вертикальные препятствия.

Остальные катки были сгруппированы в очень умную совокупность, на которую приходилась одна рессора. Неизвестно, для чего инженеры Krupp придумали подобное, но обслуживание и тем более ремонт данной конструкции очевидно отложились бы в памяти экипажа отчётливее, чем демонтаж двигателя. Довершали картину бортовые экраны, каковые закрывали ходовую часть. Никаких откидных лючков, каковые имели возможность уменьшить работу экипажа, тут не предусматривалось.

В случае если что с ходовой приключилось – будьте хороши снять экран полностью.

Детально говорить о конструкции ходовой части Leichttraktor Krupp ненужно. Лучше легко один раз заметить

Единственная вещь, к которой в Leichttraktor фактически не было претензий – это башня. Танки обеих компаний имели башни конструкции Krupp, наряду с этим изготовляла их компания Rheinmetall. Безо всяких натяжек эту башню возможно именовать передовой по конструкции. Действительно, по непонятным обстоятельствам её создатели не стали делать в ней верхних люков.

Диаметр башенного погона был воистину огромным для лёгкого танка того периода – 1400 мм. Башня имела коническую форму, в её крыше пребывали перископические устройства наблюдения. Ещё одной новинкой была установка оружия в одной громадной маске.

Не смотря на то, что американцы сделали установку спаренного оружия раньше, в современном виде она в первый раз показалась именно на германской машине.

Кроме того необычно, что к таковой передовой башне прилагалось столь неоднозначное шасси. Из-за его конструкции о лидерстве в конкурсе на разработку Leichttraktor возможно было и не грезить. И это лишний раз показали опробования.

Опробования в СССР

7 мая 1930 года оба Kp.L.Tr., взявшие номера №37 и №38, были посланы на полигон под Казанью. Довольно часто его именуют «полигон Кама», но на деле он имел наименование в виде сокращения ТЕКО (Технические Направления Осоавиахима). Кроме опробований новых танков, в том месте проходили немецкие танкисты и обучение. С одной стороны, немцы взяли возможность далеко от чужих глаз заниматься опробованиями собственных танков.

Иначе, к их разработкам получили доступ советские инженеры. В итоге с опробований германских автомобилей СССР взял чуть ли не больше барышов, чем сами немцы.

В первой половине 30-ых годов двадцатого века танк №37 прошёл на опробованиях 365 километров, а танк №38 – 534 километра. Уже в первые месяцы стало ясно, что крупповские автомобили требуют важной доработки. Кроме радиаторов, каковые потребовали усиления конструкции, большое количество хлопот доставляла ходовая часть.

Уже к концу июля было нужно поменять ведущие колёса. И это были ещё цветочки если сравнивать с тем, как вела себя умная совокупность с одной рессорой по центру. Не оправдали себя и резино-металлические гусеницы.

20 августа был в первый раз поднят вопрос о том, что ходовую часть нужно переделывать. Дело приняло такой серьёзный оборот, что в последних числах Октября 1930 года ТЕКО посетил Хагеллох.

Единственное известное изображение Kp.L.Tr. с ходовой частью второго типа

Изучив проблему на месте, эксперты Krupp принялись разрабатывать новую ходовую часть. От резино-металлических траков было нужно отказаться, потому, что мысль её применения на танках очевидно была не самой лучшей. От начальной ходовой части в новой остались лишь их крепление и ленивцы, всё другое было нужно переделывать.

В качестве испытательного стенда употреблялся подвозчик снарядов, остававшийся в Германии.

Лёгких дорог инженеры Krupp не искали. Количество опорных катков в новой подвеске сократилось до восьми на борт, причём они были аж трёх размеров. Самым громадным был конечный передний каток, чуть меньшим по размеру был конечный задний.

Для жёсткости главную группу опорных катков соединили между собой балкой. Одним словом, вместо одной причудливой конструкции инженеры Krupp поставили на собственный танк другую. Вместо не оправдавшего надежд ведущего колеса было установлено второе, со съёмным венцом.

Заодно на танк поставили и цельнометаллические траки.

Танк с модифицированной ходовой частью второго типа. Уже установлены пружины, кроме этого заменён люк механика-водителя и поставлены надгусеничные полки

Первые работы по новой ходовой части начались в декабре 1930 года. Параллельно шла разработка и более надёжной трансмиссии. По мере опробования новых элементов они отправлялись в СССР, где их ставили на танки.

Приблизительно одвременно с этим Kp.L.Tr. взял надгусеничные полки, потому, что с гусениц на ходу обильно летела грязь.

Новая ходовая часть также была не самой успешной, иногда в Германию шли отчёты о тех либо иных её неисправностях. Позднее было нужно поменять ленивцы, потому, что их конструкция была не весьма успешной. Но, имелись в конструкции танка и принципиальные недочёты, каковые уже никакой модернизацией было не исправить.

В отчёте от 10 сентября 1931 года указывалось, что переднее размещение двигателя утомляло водителя и в принципе выяснилось не самым успешным ответом.

В финальной конфигурации был поменян и воздухозаборник совокупности охлаждения

По результатам опробований было решено ходовую часть опять переделать, увеличив количество опорных катков до 9. Заодно переделывались и элементы подвески. Протяженность танка возрастала до 4295 мм, наряду с этим ожидалось повышение боевой массы до 8,4 тысячь киллограм. Новую ходовую часть в январе 1932 года удачно испытали на подвозчике снарядов. К тому моменту танк №37 прошёл 697 километров, а танк №38 – 371.

В течение весны-лета 1932 года удлинённую ходовую часть испытывали в ТЕКО, за это время танк №37 прошёл 598 километров, а №38 – 1095.

Летом автомобили возвратились в Германию, где прошли капремонт. В его ходе как минимум одна из них взяла переделанную защиту радиатора, а на танке №38 была поменяна установка поручневой антенны. Люк механика-водителя стал распашным.

В декабре 1932 года было решено установить на танк вместо рессорной подвески вертикальные пружины, по 4 на борт, действительно, реализовано это было годом позднее. Очень на обстановку такая модернизация не повлияла, потому, что сама по себе ходовая часть всё равняется оставалась архаичной.

Схема, на которой показана финальная конфигурация Kp.L.Tr

Не обращая внимания на то что танки доделывали до конца 1934 года, будущее Leichttraktor была предрешена раньше. Ещё 27 января 1934 года 6-е управление оружий инициировало начало работ по новому танку 10-тонного класса Z.W. (будущему Pz.Kpfw.III). Это означало, что на прошлой разработке армейские поставили крест. Но Kp.L.Tr. однако успели послужить в вермахте.

На учениях 1935 года один из Leichttraktor Krupp употреблялся в варианте автомобили наблюдателей, вместо башни на нём была установлена рубка. Некое время танки употреблялись и в качестве учебных автомобилей. Но, уже не так долго осталось ждать они стали монументами…

Kp.L.Tr. на постаменте. Закономерный финал его истории

Не смотря на то, что финал истории Kp.L.Tr. выглядит в полной мере закономерным, но назвать полным провалом создание Leichttraktor запрещено. Весьма похожая будущее была у большинства вторых лёгких танков второй половины 20-х годов. Из всех них разве что коммунистический МС-1 отправился в по-настоящему большую серию.

Кроме того английский Vickers Mk.E, не обращая внимания на статус прорывной и весьма успешной автомобили, получил настоящую известность не на собственной исторической отчизне, а за границей.

Помимо этого, Leichttraktor, не обращая внимания на разработку под пологом повышенной секретности, покинул собственный след в мировом танкостроении. Созданная для него башня оказала большое влияние на другие танкостроительные школы. Особенно это прекрасно заметно по шведским танкам. Башня Landsverk L-10 практически являлась переработанной «головой» Leichttraktor, приблизительно то же самое возможно сообщить и про другие шведские военные машины 30-х.

С учётом того, что Landsverk был под германским контролем, это неудивительно. В башне польского танка 7TP кроме этого возможно подметить последовательность линия, характерных для башни, созданной немцами для Leichttraktor.

литература и Источники:

  • BAMA
  • http://tanks.mod16.org
  • Panzer Tracts No.3–1 Panzerkampfwagen III Ausf.A, B, C, und D, Thomas L. Jentz, Hilary Louis Doyle, Darlington Publication, 2006, ISBN 0–9771643–4–9
  • Фотоархив автора

MAUS — БЕЗ ВОЗМОЖНОСТИ


Увлекательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

spacer