Английская поддержка для советской пехоты

Английская поддержка для советской пехоты

Британская помощь для советской пехоты

  • ВМВ
  • танки
  • СССР
  • Англия

Юрий Пашолок

29 сентября 1941 года из Англии в сторону СССР отправился первый из регулярных арктических конвоев, взявший обозначение PQ-1. 11 октября 11 транспортов прибыли в Архангельск, где с них были сгружены 193 истребителя Hawker Hurricane и другие грузы армейского назначения. Среди них были и танки — 20 Matilda III и Valentine II.

Так начались первые поставки Valentine, что стал самым массовым британским танком в Красной армии. В феврале прошлого года Warspot уже публиковал статью «Valentine на прокачке», в которой рассказывалось об усовершенствованиях в конструкции британского танка, сделанных советскими инженерами. В новом материале обращение отправится фактически о поставках Valentine II и Valentine IV, и об их эксплуатации и испытаниях в Красной армии.

Сложности первых поставок

О том, что за танки выпускаются в Англии, впредь до сентября 1941 года информация в СССР была очень скудной. К примеру, в информационной сводке, датированной 17 сентября 1941 года, говорится, что Vickers производит некоторый тяжёлый танк массой 80 тысячь киллограм. В соответствии с этому документу, завод якобы производил по одному такому танку в сутки. Эти сведенья, мягко говоря, легко расходились с действительностью.

Во многом подобная обстановка была связана с режимом секретности, что выполняли британцы.

На деле с конвейера завода Elswick Works в городе Ньюкасл-апон-Тайн, принадлежавшего Vickers-Armstrong, сейчас сходили пехотные танки Valentine II. Информация о них показалась у советских военных лишь к 20-м числам сентября, причём изначально в советских документах он фигурировал называющиеся «Марка 2 “Звезда” (Валентейн)». В первой партии, которая обязана был прибыть в СССР, ожидалось 20 танков этого типа.

Новая информация об британской бронетанковой технике показалась к концу сентября 1941 года. В соответствии с справке, «пехотный танк MKIII» являлся самая поздней разработкой, базой для него служил «крейсерский танк MKII». Кроме этого указывалось, что в британской армии он именовался «Валентайн».

А по окончании того, как в Англии начала трудиться советская рабочая группа, куда вошли офицеры Главного автобронетанкового управления Красной армии (ГАБТУ КА), сведения о английской бронетехнике пошли в СССР совсем в других количествах и значительно более качественные.

Праздничный митинг, посвящённый передаче первых «Валентайнов» Красной армии. Завод BRCW, 28 сентября 1941 года

В отличие от лёгких танков Tetrarch, пробная партия которых состояла как из новых, так и из «подержанных» автомобилей, Valentine в СССР поставлялись только новыми. Митинг, посвящённый отправке первых танков, состоялся 28 сентября 1941 года на территории завода Birmingham Railway Carriage and Wagon Company (BRCW). В мероприятии учавствовал и посол СССР в Англии И. М. Майский.

Поступившие в СССР первыми двумя конвоями Valentine II были продукцией как раз этого завода. Их строили с июня 1941 года по договору T9867, в соответствии с которому выпустили 300 танков с регистрационными номерами T17385-T17684. Различий между танками для английской и Красной армии производитель не делал, автомобили шли приблизительно в однообразной комплектации.

Схемы из отчёта об найденных недочётах, на которых указаны вентиляционные отверстия в башне

Обучение экипажей британских танков с 15 октября 1941 года было организовано на базе Казанских направлений усовершенствования автобронетанковых армий (КУКС). По иронии судьбы, они имели прямое отношение к техническим направлениям Осоавиахима (ТЕКО), более известным как «танковая школа КАМА», где за 10 лет до того обучались германские танкисты и испытывались умелые германские танки Gro?traktor и Leichttraktor.

Вместе с конвоем PQ-2 прибыла бригада из 22 человек (2 английских офицера и 20 унтер-офицеров), каковые должны были оказать помощь в организации ремонтных мастерских. 29 октября бригада из 6 британских инструкторов-танкистов прибыла в Казань. Но, пробыли тут они недолго: уже 11 ноября глава направлений полковник Н. М. Кононов сказал, что инструктаж взят и в предстоящих одолжениях британцев он не испытывает недостаток.

Уже к середине ноября было подготовлено 120 экипажей, каковые взяли памятки по эксплуатации и вождению, в малейшие сроки переведённые на русский язык.

Что же касается самих танков, то они направлялись из портов в Неприятный (сейчас Нижний Новгород. — Прим. ред.). В Мурманске и Архангельске были организованы пункты военной приёмки, и уже скоро для них нашлась масса работы.

Valentine II на опробованиях. Казань, декабрь 1941 года

Отсутствие отличия между танками, поставляемыми в СССР и в английскую армию, стало обстоятельством громадных проблем. Британцы как-то потеряли из виду тот факт, что зима в различных регионах различается, да и перевозка северными конвоями вносит собственные коррективы. Первый конвой пришёл в довольно тёплое время, а вот с матчастью, прибывшей вместе с PQ-2, военная приёмка взяла и громадную головную боль. Из 84 поступивших «Валентайнов» 27 были «размороженными».

Обстоятельство прозаична: в качестве охлаждающей жидкости в них употреблялась вода, которая, очевидно, при минусовой температуре замёрзла. Кроме этого выяснилось «разморожено» 20 аккумуляторная батарей.

Ещё одной проблемой стало то, что пара танков везли на открытой палубе, и их затопило. Примечательно, что в отправленной советы по применению горюче-смазочных материалов в качестве горючего для танка был указан бензин. Британцы переписать инструкцию, потому, что она предназначалась для Valentine I с бензиновым мотором AEC 189, в то время как на Valentine II стоял дизельный двигатель AEC 190.

Танк сохранил полный комплект технологических маркировок

Всплыли и неприятности с комплектацией. Часть автомобилей была укомплектована не всецело, к примеру, 35% автомобилей не имели брезента. Формуляры на большая часть танков отсутствовали, а коробки ЗИП не были опломбированы.

На части автомобилей отсутствовали ручные пулемёты Bren и пистолеты-пулемёты Thompson M1928A1. Отсутствовали запасные стволы к пушкам, а с каждым танком шло всего около пяти-шести боекомплектов.

О том, что у британцев в танковых пушках «Валентайнов» употреблялись только бронебойные боеприпасы, в ГАБТУ КА не знали. Показалось предположение, что осколочно-фугасные боеприпасы британцы просто не завезли. Кроме этого прошёл слух, что у британцев имеется бронебойный боеприпас с донным взрывателем.

Обстановку с боеприпасами и орудиями оценили так серьёзно, что дело дошло до создания опытного образца Valentine II, перевооружённого отечественной 45-мм пушкой.

На танке имелась зенитная установка пулемёта Bren, более известная как Lakerman Mount

Хватало у британского танка и чисто конструктивных недочётов. На протяжении эксплуатации танков в ноябре 1941 года нередким явлением стали поломки пальцев траков. В ЗИП входило всего три запасных пальца, наряду с этим за 14 дней эксплуатации на каждом танке вышло из строя от четырёх до восьми штук. Обстоятельством нередких поломок была названа совет британских инструкторов очень сильно натягивать гусеничные ленты.

По окончании того как на КУКС в умелом порядке совершили опыт по эксплуатации танка с менее натянутыми гусеничными лентами, износ пальцев быстро снизился.

Значительно проблемой было да и то, что довольно ровные траки снабжали нехорошее сцепление с прессованным льдом и снегом. В следствии очень сильно понижалась проходимость танка при перемещении по пересечённой местности, а на заледенелой дороге существовал риск улететь в кювет. КУКС создал шпоры, но они были не лучшей конструкции: по окончании 15 километров пробега у танка со шпорами стали перегреваться подшипники опорных катков.

Достаточно нередким явлением было спадание резиновых бандажей с ведущих колёс. Наряду с этим хода танк не лишался, но шум от лязганья гусениц заметно усиливался.

Пистолетный порт в левом борту позволяет без проблем отличить Valentine II от более раннего Valentine I

Проблему жидкости для совокупности охлаждения на первых порах удалось решить, заливая вместо воды газойль. Потому, что запасных аккумуляторная батарей не пришло, было предложено применять отечественные. Кроме этого существовала неприятность со стартером.

Он был установлен так, что прекрасно включаться имел возможность лишь на ровной поверхности.

Наконец, имелась значительная неприятность, которая связана с уязвимостью танка от бутылок с зажигательной смесью. Вместо вентилятора в башне Valentine II имелось много вентиляционных отверстий. Особенно необычно смотрелось отверстие в корме башни, куда возможно было просунуть руку.

Много их выяснилось и на крыше башни.

«Не запланирован на эксплуатацию в условиях низких температур»

Дополнительно к работам по изучению британского пехотного танка подключился и НИИБТ Полигон. В осеннюю пору 1941 года, ввиду приближения линии фронта, его эвакуировали в Казань. Более чем на год данный город стал одним из наиболее значимых центров советского танкостроения. Как раз тут проводились опробования зарубежной бронетанковой техники.

Не стал исключением и Valentine, либо «британский танк МК-III*», как его именовали в документах.

Укладки в корме предназначались для британских двухгаллонных (9,09 литра) канистр

В качестве подопытного примера был выбран танк с регистрационным номером T17482. Он относился к автомобилям, прибывшим с первыми двумя конвоями. Задача у испытателей была комплексной.

Кроме конкретно опробования, требовалось составить подробное техническое описание, и краткие руководства по обслуживанию и ремонту. Прибыл танк на полигон в декабре.

Широкие створки снабжали эргономичный доступ к мотору

Для начала было составлено техническое описание танка. Кратким его назвать весьма сложно: из 122 страниц отчёта конкретно описание автомобили занимало 79. Кроме этого, изучались условия работы экипажа, и отдельных агрегатов автомобили. Изучение отделения управления распознало, что оно комфортно для людей среднего роста, а более высоким танкистам в том месте тесновато.

Претензией со стороны испытателей стала невозможность регулировки сиденья по длине. Наряду с этим трудиться педалями выяснилось эргономичнее людям выше среднего роста, потому, что педаль сцепления размешалась довольно далеко.

Упрочнения на рычагах и педалях были признаны в полной мере обычными. На рычагах бортовых фрикционов они составляли 35 кг, на педали сцепления — 65 кг, на педали тормоза — 70 кг и на педали акселератора — 1,5 кг. Понравилось советским экспертам размещение устройств, каковые размещались на двух щитках и прекрасно читались.

Доступ к совокупности охлаждения был кроме этого эргономичным, но поднятие тяжёлых створок потребовало физических упрочнений пары человек

Размеры башни, согласно точки зрения испытателей, разрешали вольно размещаться в ней наводчику и командиру. Но, по личным ощущениям автора, в том месте однако тесновато. Необходимо подчеркнуть, что начальником испытатели НИИБТ Полигона (как и эксперты ГАБТУ) посчитали наводчика, но это не верно.

Как и в американских танках, в «Валентайне» начальник, кроме прямых обязанностей, выполнял и роль заряжающего. Механизм поворота башни был признан весьма эргономичным, как и вертикальная наводка плечевым упором.

Схема размещения боезапаса

Места наводчика и заряжающего в целом были признаны грамотно проработанными. Действительно, советским экспертам не весьма понравились сиденья. Они имели регулировку по высоте, но наряду с этим их размеры были недостаточными, а у сиденья наводчика не было спинки. Большой не сильный люк был большим, дабы снабжать попадание в танк людям кроме того в зимней одежде.

Совокупность вентиляции признали действенной: приток воздуха осуществлялся через бессчётные отверстия, а засасывался он вентиляторами моторного отделения. Действительно, при таковой замечательной вентиляции в боевом отделении было холодно.

Радиостанция № 19, главная британская танковая радиостанция армейского периода

Ходовые опробования с перерывами длились с декабря 1941 по март 1942 года. В общем итоге танк прошёл 1210 километров, из них 971 км по шоссе и 239 км по заснеженной целине. К слову, шоссе недалеко от Казани было в разном состоянии, обычно преобразовываясь в направление, занесённое снегом глубиной до 30 см.

Потому, что британское масло на КУКС забраковали, употреблялось отечественное машинное масло различных марок.

Частью опробований стало нанесение на танк зимнего камуфляжа. В нем Valentine II стал как минимум эффектнее

На ровном участке испытателям удалось разогнать танк до 32 км/ч, другими словами на 8 км/ч стремительнее паспортной скорости. Средняя скорость чистого перемещения составила 14,1 км/ч, а средняя техническая — 12,9 км/ч. По большей части танк шёл на 4-й передаче, на отдельных участках поднимаясь до 5-й, а на заснеженной дороге спускаясь до 3-й.

При езде по шоссе на 100 км пути расходовалось 140 литров горючего и 2,2 литра масла.

Опробования по преодолению заснеженной целины

По просёлочной дороге гонять танк не стали, потому, что стало известно, что колея у автомобили шире, чем у просёлка. При громадной глубине снежного покрова это приводило к тому, что танк садился брюхом на дорогу. Наряду с этим при перемещении по заснеженной целине особенных неприятностей не появлялось. Средняя скорость по сухому снегу, глубина которого варьировалась от 30 до 70 см, достигала 10,4 км/ч, наряду с этим на 100 км пути танк расходовал 182 литра горючего и 3,7 литра масла.

Двигался танк на 3-й передаче, в отдельных случаях механик-водитель переходил на 2-ю или на 4-ю.

Преодоление снежного эскарпа на протяжении совместных опробований

Одной из неприятностей многих танков было то, что кроме того зимний период при напряжённых режимах работы двигателя он начинал перегреваться. При с Valentine II неприятность была противоположной — он переохлаждался. Неизвестно, как это соответствует действительности, но, согласно точки зрения советских экспертов, неспециализированное устройство совокупности вентиляции системы охлаждения и боевого отделения двигателя были такими эффективными, что на морозе они становились избыточными.

Испытателям было нужно кроме того проводить опыты по понижению эффективности совокупности охлаждения. Умелым путём стало известно, что для этого несложнее всего закрывать радиаторы фанерой, брезентом либо похожим материалом, каковые снижали пропускную свойство. Закрывать радиаторы следовало уже при температуре ниже ?5 градусов.

Чем ниже была температура, тем громадную поверхность следовало закрывать. Кроме этого испытатели столкнулись с обрисованными выше проблемами, которые связаны с охлаждающей жидкостью.

Прохождение танком двух снежных валов. На преодоление этого препятствия танку пригодилось 14 мин.

На протяжении езды по заезженным дорогам гусеницы теряли сцепление, ездить в таких условиях следовало крайне осторожно. Нехорошее сцепление траков проявлялось и в другом. Подъём выше 12 градусов танк забрать не имел возможности, а большой угол крена составлял 17 градусов.

Наряду с этим большой угол подъёма в условиях, в то время, когда гусеницам сцепления хватало, составлял 25 градусов.

Поломка траков преследовала и машину, которая попала на опробования

Раздельно стоит упомянуть совместные опробования, каковые проходили с 27 января по 5 февраля 1942 года. Кроме Valentine II, в них принимали участие Pz.Kpfw.III Ausf.H, Т-34 и Matilda III, каковые преодолевали снежные валы. Снежный эскарп высотой 1,7 метра, длиной по большой высоте 2 метра и неспециализированной длиной 3,5 метра Valentine II смог преодолеть с 3-й попытки, на второй передаче и без разгона.

Т-34 это же препятствие преодолел на 1-й передаче без разгона с первой же попытки.

Потом танки делали проход двух снежных валов высотой 1,7 м, длиной в самой высокой точке 4 м и неспециализированной длиной 5,5 м. Valentine II прошёл препятствия за 14 мин., наряду с этим пробивал валы с разгона, а всего пригодилось 10 попыток. Первый вал удалось пройти спустя 10 мин.. Двигатель много раз глох в виду малой мощности. Matilda III прошла всю расстояние за 21 60 секунд. Её двигатель кроме этого много раз глох.

Pz.Kpfw.III удалось пройти ту же полосу препятствий за 16 мин., ему пригодилось 8 попыток с разгоном.

Что же касается Т-34, то он отправился штурмовать не два, а сходу три завала. Разгон со 100 метров, вторая передача, результат — все три завала пройдены за 10 секунд!

Схема бронирования, созданная НИИ-48 в первой половине 40-ых годов XX века

В определённом смысле британский пехотный танк был реабилитирован на следующем совместном опробовании. Как уже говорилось, для него пределом был уклон в 12 градусов. Так вот, для Matilda III данный уклон кроме этого был не по зубам.

Значительно увлекательнее то, что его не смог преодолеть и Pz.Kpfw.III. В целом же итоги совместных зимних опробований продемонстрировали, что Valentine II и Pz.Kpfw.III Ausf.H по проходимости в зимних условиях весьма близки.

Схема узлов соединения корпуса

По результатам опробований НИИБТ Полигон вынес Valentine II в целом положительное решение. Эксперты отнесли его к средним танкам, сочетающим замечательную броневую защиту, маленькую боевую массу и относительно малые габариты. Установленную на нём пушку признали в полной мере замечательной.

По результатам опробований обстрелом Pz.Kpfw.III и Pz.Kpfw.38(t) стало ясно, что 2-фунтовая пушка с уверенностью поражала танки соперника, за исключением экранированных лобовых подробностей корпуса. В целом орудие выяснилось равноценным советской 45-мм танковой пушке.

Положительно испытатели восприняли установку в орудийной маске 50-мм миномёта. Обзорность была признана в полной мере удовлетворительной. В качестве недочётов танка испытатели указали его тихоходность.

В целом же Valentine II продемонстрировал себя лучше, чем Matilda III.

Северный ералаш

Первые Valentine II пошли в бой уже в последних числах Ноября 1941 года. Их взяли экипажи 136-го, 137-го, 138-го и 139-го отдельных танковых батальонов. Потому, что батальоны формировались в спешке, знание матчасти у танкистов выяснилось минимальным. Добавившиеся к этому неприятности, которые связаны с совокупностью охлаждения и не хорошо трудящимися на льду траками, только усугубили обстановку.

Части понесли утраты, и на танки посыпались жалобы. Но, это нормальная обстановка для практически любой новой техники, которая в первый раз идёт в бой.

Подбитый Valentine II, выпущенный заводом Metropolitan-Cammell. В соответствии с документам, 13 января 1942 года танк был послан на комплектование 36-й танковой бригады. С громадной долей возможности танк был потерян на протяжении сражения под Харьковом в мае 1942 года

Появившиеся неприятности стали решать совместно с британцами. На жалобу по поводу недочёта запчастей британская сторона отреагировала скоро: 22 ноября 1941 года в Архангельск прибыл конвой PQ-3, что, кроме 50 Valentine, доставил 317 тысячь киллограм запасных частей. Важную роль в налаживании контактов сыграл генерал Фрэнк Ноэль Мейсон-Макфарлейн (в переписке употребляется написание фамилии «Макфарлан»), глава Английской военной миссии в СССР.

Для обеспечения сотрудничества на местах в Казань, Архангельск и Горький были высланы переводчики и британские инструкторы. Со следующим конвоем, PQ-4, в СССР направили ещё 700 тысячь киллограм запчастей.

Учтя неточности, с декабря 1941 года танки, отправляющиеся в СССР, англичане стали заправлять антифризом (60% воды-и этилен 40% гликоля). Помимо этого, были введены новые типы смазки. Схожим образом решалась и неприятность с аккумуляторная батареями. Боекомплект для каждого прибывающего Valentine был увеличен до 520 выстрелов (приблизительно 8,6 боекомплекта), что решило проблему дефицита снарядов.

Достаточно своевременные работы, совершённые Английской миссией в СССР совместно с советскими экспертами, в значительной мере решили вскрывшиеся в начале эксплуатации неприятности.

Отдельной темой есть учёт танков. До 28 ноября 1941 года он не вёлся совсем. Больше того, кроме того приёмные акты в портах оказались с громадными перебоями. Лишь в первых числах Декабря начался удовлетворительный учёт техники, что, но, все равно вёлся с нюансами. К примеру, в документах об отправке танков в части в числе получателей отсутствует 136-й отдельный танковый батальон, что по бумагам якобы приобретал лишь «Матильды».

На деле же он не только приобретал «Валентины» (так частенько именовали эти танки), но и терял их.

Дело в том, что официальные документы об отправках обычно имели возможность содержать данные только о первом адресате. А куда дальше отправился танк — это уже совсем второй вопрос. В 1941–42 годах подобные вещи были в порядке вещей.

Обычно настоящего получателя возможно выяснить лишь по документам самой части, при условии, что в ней документация по приёму и зачислению экипажей танков, и их списанию, велась систематично. Весьма нередким явлением на протяжении войны была передача техники из одной воинской части в другую, что вносило ещё больший сумбур в происходящее.

Типовой приёмочный акт. Как возможно подметить, советские приёмщики в полной мере различали модификации танков. Кроме этого в акте возможно почерпнуть данные о том, в какой комплектации танки поступали в СССР к лету 1942 года

Однако, учёт, что вёлся в ГАБТУ, и приёмные акты из Мурманска и Архангельска, куда прибывали северные конвои, разрешают в общем осознать, что же за матчасть прибывала в СССР. Наряду с этим правильного числа некоторых модификаций Valentine, прибывших в СССР, взять нереально. Это связано с тем, что обычным явлением был выпуск различных модификаций танка в рамках одного договора.

К тому же, Valentine производили сходу на трёх фабриках, что ещё посильнее усложняет выяснение правильных цифр.

Считается, что Valentine IV, каковые отличались установкой американского дизельного двигателя GMC 6004, стали поступать в СССР лишь с 1942 года. На это с некоторым удивлением наблюдает статистика отправки танков частям. В соответствии с ей, 1 декабря 1941 года в адрес 131 отдельного танкового батальона было послано 7 Valentine IV, каковые с сентября 1941 года строились Elswick Works по договору T1284 13 (WD-номера T47098-T47343).

В один момент в 131 ОТБ отправлялись Valentine II, выпускавшиеся заводом Metropolitan-Cammell по договору T9866 (WD-номера T27421-T27720). Сейчас находящийся в парке «Патриот» Valentine II с WD-номером T27543 относится к данной же серии. Нюанс в том, что договор T9866 подразумевал выпуск ещё и 86 танков второй модификации, Valentine IV.

С конца января 1942 года в СССР начинают поступать танки, выпускавшиеся Metropolitan-Cammell по договору T2009 (WD-номера T32471-T32720), что предусматривал производство 81 Valentine II и 149 Valentine IV. По информации из официальных источников, в СССР поставили 161 Valentine II и 520 Valentine IV, из них в пути были утрачены вместе с транспортами 25 и 71 вещь соответственно. На деле же эта цифра мало «гуляет», потому, что среди Valentine IV в приёмных актах обнаруживаются Valentine II, и напротив.

Вопреки высказываниям некоторых отечественных историков, и военная приёмка, и войска в полной мере различали модификации «Валентинов». Особенно это относится более позднего периода войны.

Valentine IV выпуска Elswick Works, 1944 год

По окончании первой волны негатива из частей стали поступать более информативные информацию о том, как британские автомобили продемонстрировали себя в боевых условиях. Стало известно, что в зимних условиях «Валентины» (кроме этого в Красную армию употреблялись индексы МК-III и МК-3) продемонстрировали себя в полной мере достойно. По снегу глубиной 40–45 см британская машина шла на второй передаче. Наряду с этим советские малые танки Т-30 и Т-60 по такому снегу идти не могли.

Пушки «Валентинов» зарекомендовали себя как безотказные, но отсутствие осколочно-фугасных снарядов снижало эффективность их огня. Поступали жалобы на перекосы лент пулемётов BESA, каковые ставились на МК-3. Для поддержания автомобили в боеспособном состоянии зимний период требовалось держать двигатель включённым до четырёх-пяти часов в день.

Чем дальше шла эксплуатация британских пехотных танков, тем меньше в их адрес высказывалось негатива. Употреблялись они по большей части как лёгкие танки. В этом качестве они имели явное преимущество как перед советскими Т-60 и Т-70, так и перед американскими М3Л.

Уступая им в подвижности по ровной дороге, британские автомобили выходили вперёд на распутье.

Помимо этого, у «Валентина» имелось одно очень значительное преимущество — броня. Не обращая внимания на пара примитивный тип сборки корпусов (на рейках), толщина брони в 60 мм была важным доводом на поле боя. В следствии как раз «Валентины» стали последними лёгкими танками, каковые массово поступали в РККА.

Valentine был и самым массовым танком из тех, каковые в первой половине 40-ых годов XX века поступили в СССР по программе помощи. Часть из этих автомобилей продолжала исправно помогать и в первой половине 40-ых годов XX века.

Источники:

  • Материалы ЦАМО РФ.
  • Материалы РГАКФД.
  • Материалы из архива автора.
  • Материалы Library of Congress.

Недочёты Тактики Советской Пехоты. Уроки Истории. Вопросы к Экзамену. StarMedia


Увлекательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

spacer