Большая пушка для небольшой башни

Большая пушка для небольшой башни

Громадная пушка для маленькой башни

  • ВМВ
  • танки
  • артиллерия
  • СССР

Юрий Пашолок

В июне 1940 года Основное автобронетанковое управление Красной Армии (ГАБТУ КА) начало проработку вопроса модернизации тяжелого танка КВ-1. Cерийное производство данной автомобили ещё не было толком организовано, а у военных уже начали появляться к ней претензии. Но, само по себе это в полной мере обычное явление, в особенности с учётом того, что с началом Второй мировой развитие бронетанковой техники достаточно очень сильно ускорилось.

Согласно точки зрения управления ГАБТУ КА, танку КВ-1 следовало нарастить броню, а основное — снабдить его более замечательным орудием. С последним тяжело поспорить, поскольку сложилась ненормальная обстановка, в то время, когда новые средний и тяжелый танки Красной Армии — Т-34 и КВ-1 — имели однообразные пушки.

ЗИС-5: три совокупности с одним заглавием

Работы, инициированные распоряжением Совнаркома Альянса ССР и ЦК ВКП(б) №1288–495сс от 17 июля 1940 года, пошли по двум направлением. В первом случае обращение шла о пушке с баллистикой 76-мм зенитного орудия 3-К. Эта работа в будущем стала причиной появлению тяжелого танка Т-150. Второй вариант предполагал разработку 85-мм танковой пушки с баллистикой 85-мм зенитного орудия 52-К.

Достаточно скоро стало известно, что пушка для того чтобы калибра в башню КВ-1 не помещается, что стало причиной изменению проекта, превратившегося в тяжелый танк Т-220.

Сводка завода №92 по умелым работам прекрасно иллюстрирует тот факт, что Ф-27 отнюдь не была лишь проектным орудием

Обе танковые пушки разрабатывал коллектив завода №92 во главе с В.Г. Грабиным. В качестве базы для новой пушки с баллистикой 3-К была выбрана совокупность Ф-34. Таковой выбор был не случаен. Изначально КВ-1 приняли на вооружение с орудием Ф-32, но в целом это орудие имел приблизительно ту же пробиваемость, что и Л-11, которую ставили на танки выпуска 1940 года. По данной причине на базе Ф-32 было создано более замечательное орудие Ф-34, имевшее баллистику 76-мм дивизионной пушки УСВ (кроме этого разработки КБ завода №92).

Задание по нему было получено еще в феврале 1938 года, в один момент с запуском программы Ф-32. Это орудие больше доходило в качестве базы для разработки новой совокупности, действительно, для установки Ф-34 требовалось переработать бронировку орудийной маски.

Теме танкового орудия на базе Ф-34 на заводе дали обозначение Ф-27. Не следует удивляться подобным «гуляниям» индексов с позиций нумерации, такая практика на заводе №92 была обычной. К примеру, одновременно запущенная программа по разработке 85-мм танковой пушки взяла индекс Ф-30, 107-мм танковая пушка, позднее предполагавшаяся в качестве оружия КВ-3, КВ-4 и КВ-5, именовалась Ф-42.

Наряду с этим 57-мм противотанковая пушка, известная как ЗИС-2, изначально именовалась Ф-31, а она показалась чуть позднее Ф-42.

КВ-1 с установкой орудия ЗИС-22, февраль 1941 года

Довольно орудия Ф-27 распространен миф о том, что эта пушка была создана в начале 1939 года, и дальше проектных работ ее создание не продвинулась. Достаточно бурная переписка, находящаяся в архивах, убедительно обосновывает, что подобные утверждения далеки от истины. Проектные работы по Ф-27 и Ф-30 стартовали в один момент, их начало датировано июнем 1940 года.

Регулярные отчеты о статусе программ танкового и противотанкового оружия, приходившие с завода №92, конкретно показывают, что Ф-27 была отнюдь не «бумажной» совокупностью. Больше того, работы по Ф-27 продвигались стремительнее, чем по Ф-30. К 23 июля рабочие чертежи совокупности были направлены в производство.

При же с Ф-30 появился последовательность неприятностей, основной из которых стало то, что в «малую башню», другими словами простую башню КВ-1, орудие не помещалось.

По состоянию на 21 сентября Ф-27 не просто построили, но и установили в танк Т-28. Она прошла опробования на пяти стрельбах, в общем итоге сделав 122 выстрела. Результаты были удовлетворительными.

Ф-30 к тому моменту произвела 68 выстрелов, в следствии были распознаны недочёты в ее конструкции.

В то время, когда к 26 сентября Ф-27 произвела 60 выстрелов, обнаружились неприятности в работе противооткатной совокупности. В Ноябре завод дорабатывал найденные недочёты в конструкции. В итоге работы очень сильно затянулись, и в Т-150 установили совокупность Ф-32.

Всего на работы, которые связаны с Ф-27, было израсходовано 260 тысяч рублей.

Бронировка для совокупности ЗИС-22, созданная на Кировском заводе

Подобный поворот событий отнюдь не означал, что работы по Ф-27 закончились. По состоянию на 15 января 1941 года первую пушку доработали и подготовили к отправке на Артиллерийский научно-испытательный умелый полигон (АНИОП). Кроме этого был выстроен второй пример, что установили в КВ-1.

Затем стало известно, что не работает ножной спуск, а сама совокупность неуравновешенная.

К тому времени работы по Ф-30 и вовсе застопорились, потому, что завод №92 в инициативном порядке создал совокупность калибра 107 мм, взявшую обозначение Ф-42. Пушка смотрелась более многообещающей, чем Ф-30. Что же касается Ф-27, то это обозначение провалилось сквозь землю из переписки ближе к концу зимы 1941 года. Обстоятельство была прозаичной – пушку переименовали. На заводе №92 начала вводиться новая совокупность индексов, которая многим исследователям запудрила голову. Ф-27 сейчас начала называться ЗИС-5.

Таковой индекс показался не просто так, поскольку полное наименование завода №92 смотрелось как «Национальный Ордена Ленина завод №92 имени И.В. Сталина».

19 февраля 1941 года помощник Наркома Обороны маршал Кулик подписал приказ об опробованиях разных артиллерийских совокупностей в танках КВ. Пунктом 4 в нем значилось следующее:

«В танк КВ (опытный образец с 90 мм удлинённой базой и броней) заводу №92 установить 76 мм пушку ЗИС-5 (Ф-27 с зенитной баллистикой).

Кировскому заводу нужно к 1.3.41 года отгрузить на завод №92 башню этого танка».

Под «опытным образцом с 90 мм удлинённой базой и броней» подразумевался танк Т-221, что все еще пребывал в ожидании сборки. Что же касается башни, то ее на завод №92 все-таки послали. Действительно, уже в тот момент вопрос перевооружения повис в воздухе. 11 марта 1941 года советская разведка передала «наверх» данные о том, что в Германии запущено производство тяжёлых танков. В следствии программу танкостроения было нужно корректировать.

Т-150, улучшенную версию которого планировали производить серийно как КВ-3, был не у дел. Начались работы по разработке сперва тяжелого танка «223», что также взял обозначение КВ-3, а чуть позднее – и работы по еще более тяжелым КВ-4 и КВ-5.

Однако, работы по ЗИС-5, пускай и с некоторыми трудностями, длились. Больше того, показался еще один танк, что имел возможность взять эту совокупность на вооружение – Т-44 (А-44), что разрабатывался на заводе №183.

Такую бронировку создало КБ завода №92. Она была более надежной и технологичной

В собственном исходном виде пушка ЗИС-5 осталась не у дел лишь в мае 1941 года. Как ни необычно это раздастся, но могильщиком совокупности стала зенитная пушка 3-К. Дело в том, что ее производство прекратили в июне 1940 года — ей на смену пришла 85-мм зенитная пушка 52-К. Патроны у 3-К и Ф-34 были различные, что усложнило бы снабжение танковых частей снарядами. Еще одной проблемой стало то, что показатели пробиваемости у 3-К и 57-мм танковой пушки ЗИС-4 (танковой версии ЗИС-2) были схожими.

В следствии к концу мая работы по данному варианту ЗИС-5 закончились.

КВ-1 с совокупностью ЗИС-5, июль 1941 года

Но, это совсем не означало полного сворачивания работ по данной теме. Дело в том, что у КБ завода №92 имелась в полной мере отработанная совокупность подобного калибра и с весьма похожей длиной ствола. Именовалась она Ф-22, и в отличие от 3-К, «питалась» она теми же снарядами, что и Ф-34.

Параллельно с работами по ЗИС-5 разворачивалась производственная драма, которая связана с установкой Ф-34 в башню КВ-1. В упомянутом выше приказе Кулика эта работа идет первым пунктом. На завод №92 танк под установку Ф-34 отгрузили 2 февраля 1941 года. Переработанная совокупность взяла обозначение ЗИС-22.

Она имела самое прямое отношение к Ф-27: на уже имеющуюся орудийную установку конструкторы наложили ствол Ф-34. 3 марта была подписана программа опробований, действительно, сам танк прибыл на Кировский завод уже в апреле. Дальше дело застопорилось.

Дело в том, что бронировка орудийной маски была выполнена макетной, другими словами не из броневой стали.

Подлил масла в пламя и маршал Кулик. Весной 1941 года на повестке дня уже были КВ-3, КВ-4 и КВ-5, так что ответом на письмо Кировского завода о замене макетной маски на подобный узел из броневой стали была краткая резолюция:

«Отпадает, идет пушка ЗИС-6».

Кировский завод с конструкцией бронировки не дал согласие, но работы по собственной конструкции затянул. Наряду с этим над Кировским заводом, как и над Челябинским тракторным заводом (ЧТЗ), дамокловым мечом висел быстро таявший запас пушек Ф-32. Чертежи новой бронировки поступили в ГАБТУ КА лишь 17 июля 1941 года.

Сама же бронировка по конструкции была очень специфичной.

Данный же танк на опробованиях, финиш августа 1941 года

Исправлять положение было нужно КБ завода №92, где, по согласованию с КБ Кировского завода, конструкцию бронировки переделали. Работы начались очевидно раньше 17 июля, потому, что уже к 20 июля управление завода отчиталось наверх о проделанной работе. Имелся, действительно, один значительный нюанс: на КВ-1 установили совокупность с баллистикой дивизионной пушки Ф-22.

Как говорилось в сопроводительном письме, замена трубы Ф-34 на трубу длиной 51,5 калибров снабжало получение начальной скорости боеприпаса 780 м/с. Действительно, такая скорость была вероятной при усиленном заряде. Иначе говоря Грабин пробовал «продавить» вторую итерацию Ф-27.

Плюсом данного варианта было то, что эта пушка применяла однообразные с Ф-34 снаряды. Бронировка разработки КБ завода №92 оказалась лучше, не смотря на то, что в целом её конструкция была похожей на разработку Кировского завода. Состояла бронировка из двух частей, крепившихся между собой при помощи болтовых соединений. В отличие от ленинградской бронировки, все подробности горьковской конструкции были литыми.

Помимо этого, в ней имелись особые пазы, что повышало стойкость крепления при попаданиях сбоку.

В целом орудие выяснилось в полной мере успешным. Неприятность в том, что к тому моменту пушку Ф-22 уже два года как не производили

Не обращая внимания на то, что установка, унаследовавшая от Ф-27 индекс ЗИС-5, готовься к 20-м числам июля, на опробования КВ-1 прибыл лишь 29 августа. За 2 дня до этого на заводе №92 были проведены работы по разметке и осмотру совокупности. Связано это было с тем, что на Гороховецком АНИОП не имелось нужного оборудования.

На опробованиях от завода №92 находился конструктор И.М. Лепендин, а от ЧТЗ – конструктор А.С. Шнейдман. К слову, ранее Шнейдман трудился на Кировском заводе и сначала вел тему КВ по части оружия, но к августу 1941 года его перевели из Ленинграда в Челябинск. Орудие имело длину ствола 50,8 калибров (3866 мм), начальная скорость боеприпаса составила 687 м/с.

В общем итоге было сделано 612 выстрелов, а сам танк прошел 170 километров.

Большой угол склонения орудия, составлявший всего 2 градуса, военных в восхищение не привел

В целом опробования ЗИС-5 выдержала, что отыскало отражение в заключении. Действительно, утверждение Грабина о том, что возможно достигнуть начальной скорости боеприпаса в 780 м/с с применением усиленного заряда, позвало у комиссии сомнения. Дело в том, что сила сопротивления откату при усиленном заряде превысила расчетную в 2 раза.

Прочность совокупности была удовлетворительной.

К тому же, упрочнения на рукоятки механизма вертикальной наводки выросли. Это было связано с тем, что совокупность была пара неуравновешенной. Кроме этого комиссии не пришлось по нраву то, что угол склонения уменьшился с 5 до 2 градусов.

Эти недочёты у конструкторов «настойчиво попросили» устранить.

Третий, он же серийный, вариант ЗИС-5

В соответствии с изданию Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления Красной Армии (ГАУ КА), пушку приняли на вооружение как «76-мм танковую пушку обр.1941 года», индекс ГАУ 52-ПТ-354В. Но в серийное производство пушка ЗИС-5 с баллистикой Ф-22 так и не отправилась. Обстоятельство была только в производственных проблемах. Ф-22 прекратили создавать еще во второй половине 30-ых годов двадцатого века, а на возобновление выпуска стволов требовалось время и, что не менее важно, отвлечение ресурсов завода №92.

В тот момент как воздушное пространство требовались орудия Ф-34 и УСВ, и возобновление выпуска стволов Ф-22 имело возможность дорого обойтись. Не менее важно то, что ЧТЗ требовались пушки для танков, и не в в обозримом будущем, а прямо на данный момент. По состоянию на 1 сентября 1941 года в наличии имелось всего 13 Ф-32.

Эти факторы и стали обстоятельством окончательной смерти «долгой руки» калибра 76 мм.

Серийная версия ЗИС-5, вид позади

В серию отправилась мало вторая пушка. Запас орудий Ф-32 на ЧТЗ иссяк, и вопрос скорейшего запуска версии Ф-34 для КВ-1 стоял весьма остро. Неприятность была решена легко: на место ствола от Ф-22 поднимался ствол от Ф-34.

Т-34 и КВ-1 опять были равнозначными по огневой мощи, но в то время иного варианта просто не было.

Оставался последний пункт – подвижная бронировка совокупности. Потому, что конструкция КБ завода №92 уже не отвечала предъявляемым требованиям, в работу включилось КБ ЧТЗ. К середине сентября были подготовлены чертежи литой бронировки толщиной 90 мм.

От идеи составной конструкции ее авторы отказались. Для обслуживания совокупности отката в бронировке был сделан особый лючок. Как раз такая бронировка и отправилась в серию.

К концу сентября вопрос оружия КВ-1 был решен совсем.

Подвижная бронировка ЗИС-5, созданная на ЧТЗ в сентябре 1941 года

За сентябрь прибыли первые 17 ЗИС-5, каковые в переписке по заводу сначала обозначались как Ф-34. Как ЗИС-5 их стали обозначать лишь с ноября месяца. Так, под индексом ЗИС-5 прячутся три различных орудия, имеющих, действительно, одну базу.

Что же касается бронировки завода №92, то ее позднее применяли при перевооружении танка Matilda III. Действительно, и в этом случае дальше умелых работ дело не пошло.

И все-таки она влезает!

Такое завершение эпопеи с установкой более замечательной пушки калибра 76 мм в башню КВ-1 не означало, что на этом дело совсем закончится. Дело в том, что впредь до осени 1941 года КВ-1 считался временным ответом, предполагалось его заменить на КВ-3. То, что от данной идеи нужно будет отказаться, стало очевидным только в осеннюю пору.

Любопытно, что КБ завода №92 в первых числах Сентября 1941 года спроектировало спаренную установку 107-мм орудия ЗИС-6 и 45-мм пушки. Вряд ли конструкторы сделали это по собственной инициативе – наверху кто-то очевидно решил «вырастить» из КВ-3 аналог КВ-4. В то время, когда было нужно согласиться с отсутствием возможностей у запуска серийного производства КВ-3 в Челябинске, показалась вторая мысль – сделать из КВ-1 некоторый аналог КВ-3.

Очевидно, о пушке ЗИС-6 в качестве оружия сейчас речи не шло, тем более что ее производство так и не было развернуто. На горизонте опять замаячила пушка калибра 85 мм.

Эстафетную палочку по разработке подобных систем на некое время перехватило конструкторское бюро Уральского завода тяжелого машиностроения (УЗТМ), куда было эвакуирован предприятия, включая Ижорский завод, и завод №8. В связи с переездом в Свердловск Ижорского завода, УЗТМ кроме того некое время именовался как Ижорский завод, но 4 января 1941 года Сталин подписал распоряжение ГКО №1107, вернувший предприятию старое обозначение.

Еще раньше, 27 декабря 1941 года, было подписано распоряжение ГКО №1077сс «О постройке завода №8 НКВ». Но, и без этого в Свердловске неспешно начало разворачиваться производство танкового оружие.

Скоро в Свердловске развернули и выпуск орудий ЗИС-5, что обеспечило ЧТЗ (к 1942 году ЧКЗ) танковыми орудиями. К имевшемуся коллективу конструкторского бюро добавились новые кадры, включая конструктора Л.И. Горлицкого. Как раз дуэт Горлицкого и Ф.Ф.

Петрова руководил созданием перспективных артиллерийских совокупностей для КВ-1.

Танковая пушка ЗИК-1. Эта совокупность, созданная для КВ-1 и Т-34, стала первой разработкой КБ завода №8 в Свердловске

В декабре 1941 года заводское КБ приступило к разработке двух совокупностей, предназначенных для установки в чуть поменянные башни КВ-1. Первая из них взяла обозначение У-11. Воображала она собой орудие калибра 122 мм с баллистикой гаубицы М-30. В контексте данной же статьи значительно занимательнее выглядит вторая совокупность – У-12.

Это была установка 85-мм орудия с баллистикой зенитной пушки 52-К. Для нее была создана новая совокупность отката, которая уменьшила длину если сравнивать с 52-К с 850 до 450 мм. Как и для У-11, для У-12 потребовалось мало переделать носовую часть башни, и создать новую орудийную маску.

В соответствии с отчету УЗТМ за войну, совокупность не только создали, но и выстроили машину с ней. Но таковой танк не проходит в других документах, в отличие, к примеру, от КВ-9 с орудием У-11. Имеется нестыковка и по составу конструкторов. В документах УЗТМ указывается, что У-12 разрабатывали В.Н.

Сидоренко, С.Ю. Рыковский, А.Д. Заец и другие. На деле же руководил работами Ф.Ф.

Петров, а его помощником был Л.И. Горлицкий. Но, подобные нестыковки в истории УЗТМ видятся довольно часто, в особенности это относится периода 1941–42 годов.

Труба ЗИК-1. Она была пара меньше стволов 52-К и У-12, но в целом чёрта пробиваемости ожидались не очень сильно хуже, чем у этих совокупностей

Увы, графического материала по У-12 до тех пор пока отыскать не удалось. Но они сохранились по второй совокупности, которая и вовсе была за бортом исторического материала по УЗТМ. Речь заходит о ЗИК-1, совокупности, ставшей дебютом КБ завода №8. Это конструкторское бюро выделили в феврале 1942 года, начальником стал Ф.Ф. Петров. Что же касается Горлицкого, то он возглавил КБ УЗТМ.

Так показались два КБ, расположенные на двух этажах одного строения заводоуправления и деятельно между собой соперничавших.

Сокращение «ЗИК» в обозначении совокупности расшифровывалась как «Завод им. Калинина», такое обозначение имел завод №8 еще на ветхом месте. Работы по ЗИК-1 начались в марте 1942 года и вышли на финишную прямую к середине апреля. Это орудие стало попыткой максимально «вписать» трубу калибра 85 мм в установку ЗИС-5. Для этого длину трубы было нужно уменьшить до 3400 мм (40 калибров).

Но кроме того в таком виде эта совокупность все равно оставалась намного более замечательной, чем ЗИС-5. Помимо этого, для ее установки не требовалось переделывать башню. Более того, ЗИК-1 возможно было поставить и в башню Т-34.

Однако, совокупность так и осталась проектом.

Проект 85-мм танковой пушки ЗИС-25. Как возможно подметить, 85-мм орудие в штатную башню КВ-1 в полной мере влезло. Но с определенными нюансами

Весьма похожую по концепции пушку в октябре 1942 года начали разрабатывать на заводе №92. Ведущим инженером совокупности, взявшей обозначение ЗИС-25, был Д.И. Шеффер.

Кроме этого трудился над ней и Лепендин, до того курировавший создание ЗИС-5. Главной идеей нового проекта стала унификация совокупности калибра 85 мм с уже находящейся в производстве ЗИС-5. В соответствии с проекту, новых подробностей требовалось изготовить всего 47 штук.

Ствол нового орудия, если сравнивать с 52-К, кроме этого укоротили, что снизило начальную скорость боеприпаса до 757 м/с. В соответствии с расчетам, этого хватало, дабы на дистанции в километр пробить броню толщиной 75 мм, установленную под углом 30 градусов. Для сравнения, ЗИС-5 на той же дистанции и под тем же углом пробивала броню толщиной 49 мм.

Если сравнивать с ЗИС-5 масса орудия возрастала на 250 кг. Как и при с ЗИК-1, для установки данной пушки не требовалось вносить трансформаций ни в башню КВ-1, ни в бронировку орудийной маски.

Эта же совокупность позади

Проект ЗИС-25 был направлен на рассмотрение 5 ноября 1942 года. Ответ из ГАБТУ КА был неоднозначным. Признав хорошие особенности орудия, его авторы в полной мере справедливо указали, что скорострельность главного оружия КВ-1 с таковой пушкой конкретно снизится, причем до недопустимого уровня – 2 выстрела в 60 секунд. Дело в том, что башня больше не стала, а вот унитарный патрон 52-К имел длину 985 мм, что было на целых 336 мм дольше патрона ЗИС-5.

Вследствие этого процесс заряжания очень сильно усложнялся.

В принципе, в ГАБТУ КА были не против изготовления ЗИС-25, но наряду с этим «настойчиво попросили» принятия мер для увеличения скорострельности до 5 выстрелов в 60 секунд.

В металле пушку так и не выстроили. 5 ноября 1942 года распоряжением ГКО №2477сс было организовано Центральное артиллерийское КБ. Работы по ЗИС-25 закончились, но сама концепция пушки не появилась в корзине. Весной 1943 года наработки по этому орудию стали базой для подобной совокупности под индексом С-31. Кстати, и это орудие преследовали те же неприятности.

В ЦАКБ не учли прошлых неточностей и решили применять для его установки уже имеющуюся довольно маленькую башню танка КВ-1с.

Создатель благодарит Сергея Агеева (г. Екатеринбург) за помощь в подготовке данного материала.

Источники:

  • Материалы РГВА;
  • Материалы РГАЭ;
  • Материалы ЦАМО РФ;
  • Материалы архива Сергея Агеева

башни и Работа орудий 30-й батареи береговой обороны, Fort Maxim Gorky I


Увлекательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

  • Новый «клинок» для «матильды»

    Новый «клинок» для «Матильды» ВМВ танки СССР Англия Юрий Пашолок 11 октября 1941 года в Архангельск прибыл PQ-1 — первый английский конвой, что…

  • Монстр, оставшийся на бумаге

    Монстр, оставшийся на бумаге ВМВ танки СССР Алексей Стаценко Дезинформация как стимул развития 11 марта 1941 года Разведуправление Генштаба…

  • Шит и другие громадные грезы на малой базе

    ШИТ и другие громадные грезы на малой базе ВМВ артиллерия тактика СССР Юрий Пашолок Не обращая внимания на то что освоение производства советского разведывательного…

  • Прототипы для оккупантов

    Прототипы для оккупантов ВМВ танки Чехословакия Юрий Пашолок В ночь с 14 на 15 марта 1939 года германская армия вошли на территорию Чехословакии….

  • Модернизация «малой кровью»: т-45 и другие

    Модернизация «малой кровью»: Т-45 и другие ВМВ танки СССР Юрий Пашолок Принимая на вооружение танк Т-60, Основное автобронетанковое управление Красной…

  • Пушка верхом на тягаче

    Пушка верхом на тягаче ВМВ артиллерия СССР Алексей Стаценко В осеннюю пору 1941 года у Красной армии не было иного выхода, не считая как применять все имевшиеся…

spacer