Чёрный день германской армии. рейд музыкальной шкатулки

Чёрный день германской армии. рейд музыкальной шкатулки

Тёмный сутки германской армии. Рейд Музыкальной шкатулки

  • ПМВ
  • персоналии
  • Англия

Андрей Мартьянов

Выход Советской республики из Первой Мировой по окончании Брестского мира только ненадолго улучшил положение германской армии на Западном фронте. Сорок четыре дивизии, переброшенные с востока во Францию в марте 1918 года, разрешили Германии совершить последовательность успешных наступательных операций (замысел «Мишель») и подойти к Парижу на расстояние около 55 километров, в линии фронта появились так именуемые Амьенский и Сен-Миельский выступы — как плацдармы, с которых теоретически возможно было вести наступление на столицу Франции с северо-юго востока и-востока соответственно. Немцы переоценили собственные силы и уже к 6 июня 1918 года наступление выдохлось из-за отсутствия резервов — основная задача по расчленению английских и французских сил и выходу на оперативный простор выполнена не была.

Со своей стороны руководство союзников окончательно решило о проведении серии наступательных операций для перехвата стратегической инициативы. В частности, предполагалось спрямить линии фронта недалеко от выступов и, в совершенстве, не разрешить неприятелю отойти на оборонительные позиции в тылу. В первую очередь было решено очистить Амьенский выступ.

Любопытно, что в планировании Амьенской операции одна из решающих ролей отводилась бронетехнике — по окончании больших неудач наподобие «Мясорубки Нивеля», где французы утратили чуть ли не половину собственного танкового парка, главное руководство наконец-то прислушалось к настоятельным рекомендациям «Отца французских танков» генерала Ж. Б. Эстьена, создавшего теорию прорыва большими силами военной техники утром, без артподготовки — танки проламывают оборону и начинают громить тылы соперника, в появившуюся брешь входит кавалерия, пехота закрепляет успех.

Танк Уиппет на полигоне в Доллис-Хиллс. Картинки Bernard Adeney, 1918
Из коллекции Имперского военного музея

Под Амьеном было сосредоточено невиданное по тем временам количество танков — 532 единицы (из них 412 под Амьеном), среди них хорошие «ромбы» Mk.V двух модификаций и английская новинка — средний Mk A «Whippet», уже участвовавший в военных действиях с 1917 года, но массированно ни при каких обстоятельствах доселе не использовавшийся. К сожалению, до конструкторов и английских военных несложная идея о том, что в условиях войны куда более нужны стремительные и манёвренные (очевидно, по меркам той эры!) танки, дошла не столь в далеком прошлом, и «Уиппет» показался на свет благодаря удачам французского FT-17, первого в истории танка с вращающейся башней, недорогого и несложного в обслуживании и производстве.

Увы, но «Уиппет» не владел всеми преимуществами FT-17 — на установку и разработку башни с круговым обстрелом не хватало ни времени, ни денег, а потому инженеры компании «Fosters of Lincoln» ограничились рубкой с четырьмя пулемётами «Гочкис» и 14-миллиметровой противопульной и противоосколочной бронёй. Значительным преимуществом «Уиппетов» была в полной мере приличная скорость до 14 км/ч и просто фантастический для танков Первой мировой запас хода практически в 200 километров — стоит напомнить, что «ромб» Mk.V имел запас хода без дозаправки в лучшем случае 80 километров.

Настало время показать, на что способны «Уиппеты» в большом сражении, но никто и предположить не имел возможности, что один из этих танков сразу же войдёт в мировую историю военной техники и прославится немыслимым «Рейдом Музыкальной шкатулки», что мы и постарались реконструировать по сохранившимся книгам участников и воспоминаниям событий позднейших исследователей.

Итак, битва за Амьенский выступ начинается…

8 августа 1918 года

— Джентльмены, быть может, как раз сейчас наступит перелом в войне, — заявил начальник штаба Королевского механизированного корпуса майор Берк. — Пятнадцать минут назад я вскрыл приказ главнокому Английскими экспедиционным корпусом генерал-фельдмаршала Дугласа Хейга. Наступление начнётся в четыре часа двадцать мин. пополуночи, и отечественным «сухопутным крейсерам» отведена в нём одна из главенствующих ролей.

Начальники танков, спешно явившиеся для подробного инструктажа, одобрительно зашептались. Наконец-то! О грядущем наступлении слухи ходили с июня, но оставалось малоизвестным, на каком участке фронта и какими силами будет осуществлён прорыв. Британские танки сосредотачивались под Амьеном, руководство собрало тут замечательный броневой кулак — 412 автомобилей, включая тяжёлые Mark.V и средние «Whippet», девяносто шесть из которых отправятся в прорыв утром.

Ещё двадцать четыре «Уиппета» останутся в резерве…

Главноком Английскими Экспедиционными Силами во Франции господин Дуглас Хейг

Генерал-фельдмаршал Хейг и его штаб готовились к операции шепетильно. Подробная аэрофотосъёмка разрешила британскому руководству составить полную картину совокупности германской обороны и выяснить направление перемещения танковых колонн, закрываемых кавалерией и пехотой. Было решено не проводить атрподготовку — артиллерия ведёт контрбатарейную борьбу и создаёт «огневой вал», сходу за которым отправятся «сухопутные крейсера».

— Спустя два часа по окончании начала атаки, в 6 часов 20 мин., танки должны достигнуть первого предела германской обороны, — наставлял офицеров майор Берк, показывая стеком на огромную карту, висевшую на стене. — После этого вы ожидаете подхода артиллерии, атака возобновляется ровно в 8 часов 20 мин. и длится до второй линии обороны. Потом вы наступаете без перерыва до третьего предела, что находится в десяти милях от исходных позиций.

Позже в появившуюся брешь вводится кавалерия, для развития успеха! Любая машина обязана иметь запас горючего в канистрах! Вопросы?

— Разрешите, господин? — поднялся лейтенант Джон Арнольд, начальник «Уиппета» номер 344. — Каковы инструкции на случай поломки техники?

— Либо отремонтировать собственными силами, либо оставаться в машине, по возможности применяя таковую в качестве неподвижной огневой точки, — отрезал майор. — Покинуть обездвиженный танк вы имеете возможность лишь в необыкновенной обстановке, допустим, пребывав под прицельным огнём артиллерии неприятеля!

* * *

— Сглазил, — набрался воздуха лейтенант Арнольд и выругался под шнобель. — Сержант Карней, что в том месте, линия побери?

Механик-водитель, громадный огненно-рыжий ирландец, саданул кулаком по броне рубки.

— Правый двигатель, господин! Прикажете взглянуть, что с мотором?..

Лейтенант Арнольд в лагере пленных. Фрейбург, 1918

«Уиппеты» владели значительным недочётом. Два двигателя «Тейлор» по 45 лошадиных сил любой размешались в передней части корпуса и приводили в перемещение соответственно правое и левое ведущие колёса. При поломке одного из «Тейлоров» танк не имел возможности продолжать перемещение.

в первых рядах, в предрассветной тьме, вспыхивали золотисто-оранжевым разрывы «огневого вала». Грохот откатывался дальше, к северо-немецким позициям и востоку. Два батальона «Уиппетов» наступали .

Номер 344 с личным именем «Musical Box», «Музыкальная шкатулка», застрял в миле от первого предела обороны соперника…

В Уиппета. Тесно, звучно, жарко

По счастью, добраться до двигателя было достаточно легко — бронелист, закрывавший моторное отделение, крепился на болтах, снять его упрочнениями трёх членов экипажа было делом нескольких мин.. Сержант Карней при свете электрического фонарика взялся за ремонт: оказалось, что свечи залило маслом. В окрестностях было тихо, как это по большому счету вероятно на войне, рядом с передовой — посвистывали единичные пули, германские боеприпасы рядом не падали.

Возможно трудиться без лишних опасений.

Полчаса спустя «Музыкальная шкатулка» отправилась дальше — лейтенант Арнольд был важным офицером и рассудил, что в случае если танк отстал от главной группы, это не освобождает экипаж от обязанности делать приказ. Возвращение на базу начальник «Уиппета» счёл бы несмываемым позором.

Рассветало, но видимость оставалась скверной. Обзор из рубки «Уиппета» и без того был не лучшим, а тут ещё ветер принёс густой дым с восточной стороны. Арнольд предпочитал ориентироваться по звуку — где слышны взрывы и стрельба, в том месте и бой.

— Господин, — мрачно сообщил сержант Карней, внимательно глядя в смотровую щель, — у нас на пути должна быть какая-либо ферма? Либо маленькая деревня? Вижу пара полуразрушенных строений…

Арнольд опешил. Он превосходно не забывал карту: германские позиции пребывали на пологих высотах, никаких населённых пунктов либо уединённых ферм. Неужто заблудились?!

В десятке футов перед «Уиппетом» вздыбилась почва, оглушительно грохнуло, по броне застучали осколки. Артиллерия! И батарея находится прямо около разбитых домов — видны силуэты воинов, орудия за бруствером!

— Стрелок Риббанс, к пулемёту! — скомандовал лейтенант. — Карней, курс прямо на батарею! Не сворачивать, что бы ни произошло!

Танк вломился в размещение полевой артиллерии, как кабан в камыши. Страно, но открывшие огонь немцы не сумели попасть в «Уиппет» ни единого раза, кроме того не сбили гусеницы. стрелок и Арнольд Риббанс поливали неприятеля пулемётным огнем — на «сухопутном крейсере» было установлено четыре «Гочкиса» создававшие круговую территорию обстрела, да лишь двум участникам экипажа всегда приходилось перебегать от одного пулемёта к второму.

Бой длился меньше десяти мин.. «Уиппет» на полном ходу снёс с лафетов три пушки из шести, перебил солидную часть артиллеристов, остальные успели сбежать.

— Каков курс, господин? — невозмутимо узнал мехвод, по традиции используя военно-морскую терминологию, принятую на «сухопутных крейсерах». Лейтенант посмотрел на карманный компас.

— Северо-восток. Я всё-таки надеюсь, что мы сумеем найти автомобили отечественного батальона.

К девяти утра стало ясно, что танк основательно заблудился. Было нужно останавливаться для дозаправки: лейтенант Арнольд предпочёл забрать с собой большой запас горючего, канистры крепились на корме, ещё пара положили на крышу рубки, что являлось нарушением руководств: при попадании осколка либо пули газолин имел возможность воспламениться.

Но у Уиппета эргономичный задний люк

«Уиппет» продолжил путешествие в никуда — рядовой Риббанс и сержант дали согласие с начальником, что будет лучше всегда двигаться: во-первых, не станешь лёгкой мишенью, во-вторых, имеется шанс либо выехать к своим позициями, либо хотя бы нанести сопернику большой урон. Благо патронов к «Гочкисам» предостаточно.

Шугнули германский кавалерийский разъезд, двух наездников сняли маленькими очередями. Остановились на холмике, Арнольд вышел из танка, дабы изучить окрестности в бинокль. Возвратился в машину с лучезарной ухмылкой:

— Сержант, курс норд-норд-ост, правее пятнадцать градусов! Неподалеку, в полумиле, армейские палатки! Большое количество!

— Слушаюсь, господин!

В лагере резерва 238-го германского пехотного полка царило сущее умиротворение. Дымили полевые кухни, разгружался обоз, офицеры гоняли новобранцев на импровизированном плацу, бережно посыпанном песком. Нет ничего, что предсказывало надвигающейся трагедии — немцы знали, что наступление британцев проводится более чем в двадцати километрах южнее, и линию обороны неспешно восстанавливают.

Явление «Уиппета» стало грозой средь ясного неба. Сначала никто не забеспокоился — услышали звук двигателя, сделали вывод, что это либо германский броневик, либо трактор-тягач. Но в то время, когда танк въехал на окраину лагеря и открыл шквальный пламя (Арнольд приказал мехводу остановить машину и также взяться за пулемёт), эффект от столь наглого вторжения был ошеломительным.

Постояв пара мин., «сухопутный крейсер» двинулся дальше. Выехал на середину лагеря, снеся штабную палатку с вымпелом. Снова остановился. Британцы начали подавлять не сильный очаги сопротивления — немцы вяло постреливали из ружей, пули от брони отскакивали.

Наконец, стрельба стихла — все, кто выжил, предпочли укрыться в перелеске.

Парко-хозяйственный сутки английских танкистов

— Смотрите, господин, — сержант немного открыл кормовой люк и вытянул руку. — В том месте воздушный шар на тросе! Наблюдатели!

— Съездим к себе домой, — осклабился лейтенант Арнольд.

Воздушный шар был сбит несколькими очередями из пулемёта, двое немцев, пребывавших в корзине, разбились.

В это самое время выжившие офицеры 238-го полка послали ефрейтора-связника к соседям-артиллеристам. Нужно было срочно остановить бесчинства одиночного английского танка, уже пара часов блуждавшего по тылам.

* * *

«Уиппет» выехал на развилку дорог и замер на месте. Лейтенант Арнольд осознавал, что возможностей возвратиться к своим не осталось. Топлива мизер, всего три канистры на крыше.

Боезапас к пулемётам заканчивается. Будет необходимо либо бросать машину и пробираться в размещение английских частей пешком, либо героически умереть.

— Обоз, — меланхолично сказал Карней, продолжавший наблюдение. — Шесть повозок, два грузовых авто… Приближаются.

— Атакуем.

В это самое время, подоспевшая германская артиллерия, уже совершенно верно знавшая, в каком районе орудует «Уиппет», спешно разворачивала в ближайшей лесополосе заряженные фугасами и шрапнелью пушки на прямую наводку. Лошадей выпрягали из лафетов и уводили в сторону, подоспели две бронемашины.

Несоблюдение правил безопасности сыграло с экипажем лейтенанта Арнольда злую шутку. Близкий разрыв фугаса поразил канистры на крыше, горючее вспыхнуло, потекло с рубки вниз и залилось в смотровые щели. Стало нечем дышать, на Карнее загорелась одежда.

— Наружу! — Скомандовал лейтенант. — Стремительнее!

На дороге уныло догорали обозные грузовики.

Танкисты вывалились из «Уиппета», и по ним полоснул залп из карабинов. Сержанта убило на месте, пуля прямо в сердце.

Убедившись, что танк загорелся и пулемёты молчат, немцы остановили пламя. К «Уиппету» подошел гауптман в германском шлеме. За ним следовали пара солдат.

Арнольд поднялся, помог встать стрелку Риббансу. Рук не поднял.

— Вы храбрец, господин офицер, — по окончании продолжительного молчания сообщил немец на хорошем английском. — Для меня громадная честь забрать вас в плен.

— Вы преувеличиваете, господин, — Арнольд слабо улыбнулся. — Я только делал собственный долг.

Музыкальная шкатулка и её экипаж

* * *

Лейтенант Арнольд возвратился из плена в Англию в 1919 году, он был награждён орденом «За выдающиеся заслуги» (Distinguished Service Order), в большинстве случаев присваивавшийся офицерам в чине от майора и выше, но крайне редко и младшим офицерам.

Девятичасовой рейд «Музыкальной шкатулки» стал первым в истории примером действий танка в одиночестве, без какого именно или прикрытия. В общем итоге германские утраты составили около 90 человек, пара артиллерийских орудий, пост наблюдателей, два грузовика и неустановленное число гужевых повозок.

Помимо этого, это первенствовал и если судить по всему единственный случай за время Первой Мировой, в то время, когда танк сбил воздушную цель.

В итоге Амьенской операции союзные армии выполнили находившуюся перед ними задачу прорыва германского фронта, и не смотря на то, что тактический прорыв не был развит в своевременный, это был большой успех — последний этап Великой войны из позиционного стал манёвренным, и большую роль в этом сыграла военная техника.

Дуглас Хейг поздравляет канадских солдат по окончании Амьенской битвы. Август 1918-го Танки Уиппет употреблялись не только на полях Первой мировой. На данной фотографии –трофейный Уиппет в рядах германского фрайкора в 1919 году… …а на данной – на работе у белых на протяжении Гражданской войны

Мультфильмы: Шкатулка с секретом


Увлекательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

  • 100 Лет танкам. английский «его» братья и дьявол

    100 лет танкам. Английский «его» братья и дьявол Имел возможность ли кто-то заподозрить 15 сентября 1916 года, что в данный сутки множество книг по военной теории разом…

  • Танки: столетие боевого крещения

    Танки: столетие боевого крещения ПМВ танки Франция Англия Евгений Белаш Сто лет назад, в 5:20 утра 15 сентября 1916 года, танк-«самец» с бортовым…

  • Английский «его» братья и дьявол

    Английский «его» братья и дьявол ПМВ танки Англия Юрий Бахурин Имел возможность ли кто-то заподозрить 15 сентября 1916 года, что в данный сутки множество книг по…

  • 100 Лет танкам. без чего бы их не было

    100 лет танкам. Без чего бы их не было 1916 год. На фронтах Первой Мировой уже большое количество месяцев продолжалась нескончаемая окопная война. Атака, шквал…

  • Чудовище вида страшного

    Чудовище вида страшного шушпанцер Англия Андрей Мартьянов Все мы превосходно знаем, что эра двадцатых и тридцатых годов ХХ века в истории…

  • 100 Лет танкам. от «мелкого вилли» до загадочного «водо

    100 лет танкам. От «Мелкого Вилли» до загадочного «водо Опробования первого прототипа танка — «Автомобили № 1 Линкольн» — были достаточно успешными. Её…

spacer