«Чудо-танки» вермахта

«Чудо-танки» Вермахта

«Чудо-танки» вермахта

У вермахта в ответ на новые советские танки Т-34 и КВ показались собственные «чудо-танки» — «Пантеры» и «Тигры». Редкий российско-советский фильм, сериал «про войну» обходится без них, вернее, танков, их изображающих.

Не смотря на то, что их разработку в Третьем рейхе начали ещё до Второй мировой, немцы разрабатывали тяжёлый танк с 75-мм орудием, с начальной скоростью 650 м/с с середины 30-х годов. Данный танк был нужен вермахту для борьбы с французскими тяжелыми танками 2C, B1bis, средними танками Д-1 и Д-2. Во французскую кампанию вермахт столкнулся и с британским танком Мk.II «Матильда».

Помимо этого, танк должен был бороться с наземными целями, долгосрочными огневыми точками, как раз исходя из этого калибр пушки «Тигра» увеличили до 88 мм. Начало войны с СССР ещё более обострило необходимость новых танков. Компании «Хеншель» и «Порше» подготовили собственные образцы к весне 1942 года, по окончании опробований их продемонстрировали Гитлеру на сутки рождения, 20 апреля, на вооружение приняли танк «Хеншеля». К 18 августа выпустили первые 4 серийные «Тигра».

PzKpfw VI «Тигр» (Panzerkampfwagen VI «Tiger I» Ausf E, у нас его именовали T-6 либо T-VI) сначала считался танком качественного танковых частей и усиления пехоты. Исходя из этого его главной тактической единицей стал батальон из двух-трех рот, имевший работы обеспечения, подразделение ПВО, но без собственной пехоты, разведки и артиллерии. В мае 1942 года начали создавать первые батальоны Т-6 – 501-й и 502-й, не считая Т-6 они имели на вооружении и Т-3 для помощи «Тигров», подавления менее значимых целей.

В батальоне из трёх рот было по штату 45 единиц Т-6. В первой половине 40-ых годов двадцатого века по одной роте Т-6 взяли элитные дивизии Германии: моторизованная дивизия «Великая Германия», дивизии СС «Адольф Гитлер», «Мёртвая» голова «и Рейх».

Первый бой: первыми вступили в бой танки 502-го батальона, их в августе начали подвозить к Ленинграду, но так с завода они шли медлительно, в начале привезли всего 4 единицы – 29 августа 1942 года. Их пробовали с ходу направить в бой – Красная Армия проводила Синявинскую наступательную операцию, но сходу начались поломки, три из 4-х танков сломались на протяжении перехода. Около месяца потребовалось, дабы устранить неполадки, 21-го сентября их придали 170-й пехотной дивизии 11-й армии Манштейна.

И 22-го они участвовали в наступлении против позиций окруженных частей 2-й советской ударной армии. Советские части своим упорным сопротивлением сковывали армию Манштейна, предназначенную для удара по Ленинграду, требовалось поскорее их высвободить для основной задачи.

Первый бой для «Тигров» был неудачен – один был подбит (из-за попадания боеприпаса перестал работать двигатель), три другие автомобили смогли дойти до советских позиций поврежденными, в итоге завязли в топкой местности и остановились. Позже немцы смогли эвакуировать три танка, в четвёртом сняли оборудование и взорвали (в последних числах Ноября 1942 года). Подбили танк посредством 122-мм корпусного орудия А-19 примера 1931 года.

Сейчас немцам удалось сохранить собственный танк в секрете.

Следующее боевое использование танка будет лишь в январе 1943 года: 12 января «Тигры», поддержав оборону 96-й пехотной дивизии, подбили пара Т-34, но уже 17 января счастье улыбнулось Красной Армии, был захвачен неповреждённый «Тигр», экипаж кроме того не стёр с лица земли оборудование. Немцы под Ленинградом утратили ещё пара «Тигров», в полной мере буднично, без особенных стараний Красной Армии, танки застревали в болотистой местности, ломались и экипаж их оставлял, взрывая; другие подбили противотанковые пушки, Т-34.

После этого «Тигры» принимали участие в битвах под Харьковом в феврале — марте 1943 года в составе элитных дивизий Германии: «Великая Германия», «Адольф Гитлер», «Мёртвая» голова «и Рейх», как уже говорилось, в них было по роте Т-6. Они кроме этого не показали каких-либо «чудес», так, в дивизии «Великая Германия» было 9 «Тигров» и танков Т-4 было на начало боев 85 единиц. С 7 марта по 20-е танкисты дивизии заявили, что стёрли с лица земли 250 Т-34, 16 Т-60, либо Т-70, 3 КВ.

Из них 30 штук подбили Т-6 – 16% от заявленных танкистами Т-4 удач (подбили 188 танков), другими словами каких-либо сверхспособностей Т-6 не продемонстрировали.

Помимо этого, Т-6 стоили в 4 раза дороже Т-4; модернизированный Т-4 довольно часто принимали за «Тигр», увеличивая его популярность, в особенности учитывая малое число «Тигров».

122-мм пушки обр. 1931 г. и обр. 1937 г. (справа) в артиллерийском музее г. Петербург.

«Тигры» в Курской битве

К Курской битве в «тигриных» батальонах были лишь Т-6, от смешанной комплектации отказались, всего в битве приняло участие приблизительно 134 единицы. Довольно часто они возглавляли ударные подразделения из вторых танков, они были сильным соперником для советской артиллерии и танков. Главные утраты в Курском наступлении «Тигры» понесли из-за подрывов на минах, так 6-го июля начальник 503-го тяжелого танкового батальона сказал о утрата 13 танков в одой роте (из 14-ти).

Девять единиц подорвались на минах и потребовали 1-3 дней на восстановление. Приблизительно такой же была обстоятельство поражения и в других ротах – безвозвратных утрат было мало, большая часть подбитых танков могли быть восстановлены.

«Чудо-танки» не смогли стать решающим козырем в данной битве, не смотря на то, что нельзя сказать, что наступление немцев всецело провалилось. Немцы глубоко вклинились в порядки оборонявшихся советских фронтов, но ключевую роль в этом сыграли простые средства вермахта: артиллерия, авиация, вторая военная техника. Лишь благодаря замечательным резервным армиям советское руководство переломило финал битвы в собственную пользу.

По результатам боевого применения «Тигров» в операции «Цитадель», начальник 3-го механизированного корпуса генерал Брейт выпустил 21 июля директиву. По ней начальникам приписывалось применять Т-6, в силу их огневой и хорошей защищенности мощи, против танков и противотанковых пушек соперника и в виде исключений против пехотных целей. Приписывалось затевать вести пламя с громадных расстояний – более чем 1000 метров, танк имел возможность бить вражескую военную технику на дистанции 2000 метров и более.

Бронетранспортеры, лёгкие танки и средние, САУ должны идти прикасаясь к «Тиграм», закрывая их с флангов, расширяя и закрепляя успех. Закрывать «Тигры» от «охотников за танками» должны были и сапёры, пехота. Саперы должны изучить местность перед атакой ввиду громадной опасности от мин соперника.

В обороне «Тигры» должны употребляться для атак в числе не меньше роты. Распылять танки запрещалось.

Pz.Kpfw.VI(H) 4-й танковой роты 1 -й танковой дивизии СС Лейбштандарт СС Адольф Гитлер.

«Пантеры»

Ещё одним легендарным танком вермахта стали средние (в германской историографии, в советских источниках «Пантера» считается тяжёлым танком) танки PzKpfw V «Пантера» (Panzerkampfwagen V Panther, в советских источниках Т-5 либо Т-V). Многие специалисты вычисляют данный танк лучшим танком вермахта и одним из лучших танков Второй мировой. Он предназначался для замены танков Т-3 и Т-4, должен был стать главным танком вермахта, работы по нему начались ещё во второй половине 30-ых годов XX века.

Но возможности индустрии не разрешили этого сделать, плюс сложен в производстве и дороже, чем планировали, исходя из этого решили вооружить Т-5 один батальон в каждом танковом полку. В его состав по штату входило 4 роты по 22 танка Т-5 (4 взвода по 5 автомобилей и 2 командирских танка; 8 штабных танков (3 во взводе связи и 5 в разведывательном взводе); взвод ПВО, вооруженный зенитными танками, сапёры и техподразделения.

Всего в батальоне должно было быть 96 танков, но в действительности было в военных частях чуть более 50-ти, в частях СС 60-64. Сократили число танков и по штатам: сперва сократили до 17 автомобилей, позже до 14, и к весне 1945 года в ротах насчитывалось по 10 танков.

Серийный выпуск «Пантер» длился с января 1943 года по апрель 1945 года, к началу Курской битвы были созданы 51-й и 52-й танковые батальона – по 96 новых автомобилей. Их объединили в 10-ю танковую бригаду и придали дивизии «Великая Германия», в ней был ещё один танковый полк. Быть может, это была неточность – такая концентрация танков, включая новые Т-5 в одной дивизии, в ней было 129 танков, включая 15 «Тигров» и 200 «Пантер».

К примеру, 503-й батальон «Тигров» был раздёлен поротно между тремя дивизиями 3-го корпуса и Т-6 приобрели помощь пехоты.

В итоге уже в первых битвах «Пантеры» понесли большие потери, из-за того что число танков в дивизии быстро возросло, а пехоты, артиллерии, сапёров больше не стало. Самый большой процент утрат был вызван минами, так, 10 июля было повреждено 131 Т-5, из них с повреждением подвески (из-за подрыва на минах) – 70; 12 июля из 116 танков – 38. Но они были положительно оценены и германским руководством, и отечественным, Т-5 стали главным противотанковым средством 48-го механизированного корпуса, в данной битве стёрши с лица земли до 50% всех советских танков, каковые стёр с лица земли целый корпус.

В предстоящих битвах «Пантеры» себя прекрасно продемонстрировали, ими были довольны экипажи, уважал соперник. Так, вооруженный Т-5 батальон танкового полка дивизии «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер» в ноябре 1943 года вести войну недалеко от Бердичева. Без технического обслуживания за 6 дней битв он прошел 210 км, стёрши с лица земли 40 танков Красной Армии и утратив семь, они были подбиты выстрелами в корму и борт.

Но Т-5, как и КВ, и Т-34 в начале войны, стали заложниками периода поражений вермахта в 1943-1945 годы. Немцы довольно часто не могли эвакуировать поврежденные либо вышедшие из-за поломок танки, каковые возможно было вернуть и снова ввести в строй.

Промышленность Германии не имела возможности дать их в достаточном количестве армии — на 31 мая 1944 года (перед началом летней кампании») из 15-ти танковых дивизий, вести войну на Восточном фронте, только шесть имели батальоны с Т-5.

Германский танк Т-VG Пантера в музее оружия в Кубинке.

Что имела возможность противопоставить Красная Армия германским «чудо-танкам»

Не нужно думать, что Красная Армия легко «давила» новые танки вермахта массой собственных, либо не считая мин против них не было вторых способов. При осмотре 31 танка Т-5 на полях Курской дуги, рабочая группа Главного бронетанкового управления РККА отыскала следующие обстоятельства смерти автомобилей: 1 танк был стёрт с лица земли авиабомбой в 100 кг, три при подрыве на фугасах и минах, четыре сломались и были брошены экипажами, 22 танка подбила артиллерия.

На 22-х танках насчитали 58 попаданий: 10 в лоб корпуса –все срикошетили, в башню 16 снарядов – все пробили броню, в бортах 24 пробоины – все пробили танк. Стало известно, что борта, башню бьют 45-мм, 76-мм, 85-мм бронебойные боеприпасы. Верхний лобовой лист корпуса держал все типы бронебойных снарядов.

Лоб башни и маску пушки пробивали 85-мм бронебойные и 45-мм подкалиберные боеприпасы.

В соответствии с «Отчёту по действиям советской артиллерии в военных действиях на Орловско-ряду и» Курской дуге вторых изучений, советская противотанковая и дивизионная артиллерия калибра 45-76 мм стёрла с лица земли 64-81% бронемашин вермахта; посредством мин, бутылок с зажигательной смесью, гранат, ПТР стёрли с лица земли 11-13% военной техники неприятеля (на некоторых направлениях до 24%); танковые подразделения стёрли с лица земли 9-17% военной техники неприятеля (на некоторых направлениях до 21%).

Факт того, что солидную часть военной техники вермахт утратил из-за артиллерии соперника, подтверждают и сами немцы. К тому же Т-5 и Т-6 уже практически не были оружием прорыва фронта, стратегическую инициативу вермахт утратил. Танки было нужно бросать в атаки, дабы попытаться «заткнуть» фронт, вернуть его.

Танки же не были главным орудием против вторых танков, это была задача артиллерии. Задачей танковых подразделений было развитие прорыва, а не встречный танковый бой. Так, в первой половине 40-ых годов двадцатого века танковые дивизии вермахта старались выставлять против танковых подразделений неприятеля противотанковый заслон и двигаться дальше, кроме этого поступали танковые и механизированного корпуса Красной Армии в 1943-1945 годах.

Обороняющаяся сторона, напротив, пробовала навязать танковый бой, дабы сковать главные силы соперника, не допустить прорыва больших сил неприятеля в тыл. Исходя из этого, обороняясь, танковые подразделения Красной Армии в 1941-1942 годы старались навязать танковое сражение посредством КВ и Т-34, как и вермахт в 1943-1945 годы – пробовал остановить прорыв фронта собственными новыми танками Т-5, Т-6.

76-мм дивизионная пушка примера 1942 года (ЗиС-3).

Результат

«Чудо-танков» не было ни с советской, ни с германской стороны, это только миф кино и последовательности авторов ура-патриотов либо либерального толка. И против КВ, Т-34 у вермахта были способы борьбы, так и «Тигры», и «Пантеры» не тянули на роль «чудо-оружия», которое переломит движение войны. Были зенитки, корпусные орудия, авиация, мины, возможно было их бить в борта противотанковой артиллерией – армии индустриальных государств имели большой ассортимент для борьбы с «чудо-танками».

К тому же их число было относительно мало, и «перемолоть» их возможно было без особенного перенапряжения. В то время, когда новых танков стало больше, уже были созданы более замечательные противотанковые пушки, отработаны способы борьбы с новыми танками. Танки были всего лишь одним из инструментов войны, запрещено от них потребовать радикального трансформации на фронте.

Это были хорошие автомобили, со собственными «детскими заболеваниями», в итоге тридцатьчетверка стала лучшим танком Второй мировой, а «Пантера» лучшим танком вермахта. Соперники были хороши друг друга, как и их оружие. Но советские люди были посильнее, их совокупность превосходила нацистскую, их оружие было лучшим, исходя из этого и победили.

Создатель Александр Самсонов

Военная техника Второй мировой: Лёгкие танки Вермахта (2009) фильм


Занимательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

spacer