До последнего танка

До последнего танка

До последнего танка

  • ВМВ
  • танки
  • СССР

Вячеслав Мосунов

Так сложилось, что историческая память в отношении событий ВОВ избирательна. оптимальнее мы осведомлены о победах Красной армии, ну и, быть может, о самых больших поражениях. В это же время, в «рутинных» операциях, практически не поменявших очертания линии фронта на картах, также было место самоотверженности и героизму.

В этих битвах совершенно верно так же гибли советские солдаты, и в них же неумолимо «перемалывалась» большая военная мощь вермахта. Примером таковой операции могут служить боевые действия 98-в первых рядах танковой бригады по окончании прорыва блокады Ленинграда в последнюю семь дней января 1943 года.

Замысел создания «Синявинского котла»

Продолжительный период по окончании прорыва блокады Ленинграда возможно безо всякого преувеличения назвать временем борьбы за Синявинские высоты. Самые ожесточённые и кровопролитные битвы тут велись в январе-феврале 1943 года. Первым большим успехом РККА на этом направлении по окончании прорыва блокады стал успешный штурм Рабочего поселка №6, высвобожденного танкистами 16-й танковой бригады 22 января.

За 16-й танковой бригадой в бой пошли автомобили 98-й танковой бригады. Это соединение возможно назвать ветераном «болотных» сражений под Ленинградом. Боевое крещение 16-й бригады произошло ещё на протяжении мартовских битв 1942 года. А конкретно у Синявино бригада сражалась уже во второй раз: в первый раз она сражалась тут на протяжении Синявинской наступательной операции в сентябре 1942-го.

Руководил бригадой полковник Залман Григорьевич Пайкин.

Перед тем как учавствовать в наступлении на Синявино в январе 43-го, бригада помогала 18-й стрелковой дивизии 2-й Ударной армии штурмовать Рабочий поселок №5. В начале наступления бригада включала два танковых батальона, но их матчасть была полностью утрачена к моменту прорыва блокады 18 января 1943 года. Исходя из этого скоро поддержать соратников и своих коллег из 16-й танковой бригады, штурмующих Рабочий поселок №6, она не смогла.

А мотострелки бригады в этих и последующих битвах не принимали участие, потому, что мотострелковый батальон так и не был до конца организован.

С 17 января 98-я танковая бригада восстанавливала материальную часть. Танки были взяты из 122-й и 185-й танковых бригад, и из отдельных танковых батальонов. В следствии, через пара дней в бригаде насчитывался 21 танк Т-34, шесть Т-60 и ещё шесть Т-70.

Перед танкистами руководство поставило следующую задачу. 24 января они должны были войти в прорыв, созданный 239-й стрелковой дивизией и 16-й танковой бригадой. По окончании занятия Рабочего посёлка №6, 98-я бригада вместе с бойцами 11-й лыжной бригады должна была ударом в южном направлении захватить Келколово.

Это был храбрый замысел, и если бы он удался, немцам было нужно бы весьма не хорошо.

Но, по окончании последовательности неудач, было решено ограничиться прорывом до отметки 38,3. К данной же отметке с ни о чём не говорящим заглавием, расположенной на одной из ответственных местных дорог, должны были выйти части 2-й Ударной армии, наступающие с северо-востока. При успешной реализации задуманного немцы в районе Синявино были бы в маленьком котле.

Дело оставалось за малым – необходимо было реализовать замысел.

направляться добавить, что распространённое вывод о «лобовых» атаках Красной армии на Синявинские высоты не соответствует действительности. Задумка советского руководства была как раз в обходе Синявинского укреплённого узла соперника.

Первая попытка

Сходу всецело проломить германскую оборону, дабы вся 98-я танковая бригада смогла вольно устремиться в прорыв, так и не удалось. Главные её силы вместе с лыжниками застряли перед Рабочим поселком №6. Пехотинцы залегли под огнём германской артиллерии, а танки застряли на дороге, попав под пламя противотанковых орудий соперника.

На протяжении боя был ранен комбриг З. Г. Пайкин, вылезший из танка в попытке организовать выдвижение частей.

Залман Григорьевич Пайкин

В сражении 25 января прорваться вперёд удалось лишь трём автомобилям танковой группы младшего лейтенанта В. Е. Мансурова. Несколько обогнала прижатую огнём пехоту где-то южнее Рабочего посёлка №6, вырвалась вперёд и ворвалась прямо в Синявино.

Тут отечественные танки сожгли «Тигр», подойдя к нему фактически на расстояние пистолетного выстрела. О утрата этого танка в истории германских тяжёлых танковых батальонов не упоминается. «Тигр» стоял в центре Синявино, замаскированный под дом. Его экипаж вёл пламя по танкам, но не увидел два советских Т-34, каковые вышли ему в тыл. Один из них с расстояния 20–30 м с третьего выстрела и поджёг «Тигр». В германском танке погибли два человека, включая начальника экипажа.

К сожалению, и все прорвавшиеся в Синявино советские танки были подбиты. Сам лейтенант Мансуров (по данным ОБД «Мемориал») числится пропавшим без вести.

Другая часть 98-й танковой бригады у Рабочего посёлка №6 застряла всерьёз. Только ночью удалось расчистить проход для танков. Руководство бригадой принял начальник одного из батальонов капитан Казаков. В 22 часа 25 января четыре Т-34 и два Т-70 с двумя очень сильно поредевшими батальонами 11-й лыжной бригады прошли через боевые порядки 53-й стрелковой бригады.

За ночь, к 4 часам утра, им удалось продвинуться на 300 метров южнее шоссе, в полукилометре восточнее совхоза Торфяник. Немцы остановили отечественное наступление силами сапёров 21-го батальона.

Из отчёта танковой бригады как мы знаем, что утром 26 января около 200 немцев со стороны Синявино предприняли атаку, которая была отражена двумя танками Т-34 и одним батальоном 11-й лыжной бригады. Танки лейтенантов Крицкого и Найшулина врезались в боевые порядки немцев и стёрли с лица земли более 100 солдат. В наградном странице на В. Н. Крицкого количество стёртых с лица земли немцев увеличено до 250.

Целый сутки 26 января шёл бой, на протяжении которого советской пехоте так и не удалось существенно продвинуться вперёд. Несколько, прорвавшаяся за дорогу , несла тяжелые потери. Три какое количество-34 были подбиты, ещё одна «тридцатьчетвёрка» и танк Т-70 сгорели. В течение дня к вырвавшимся вперёд подразделениям прорвались четыре танка Т-34 из 16-й танковой бригады.

Противостоящие им батальоны дивизии СС были уже очень сильно ослаблены, а отечественные танкисты кроме того смогли выйти к штабу одного из них.

Выход в тыл Синявинской позиции имел возможность закончиться весьма не хорошо для оборонявшихся немцев. И германское руководство сделало всё, дабы этого не произошло

Вторая попытка

Сутки 27 января прошёл довольно негромко. Отечественные части завершали перегруппировку и подготавливались к новому наступлению. К финалу 28 января 98-я танковая бригада имела 12 боеспособных «тридцатьчетвёрок» и 4 лёгких танка Т-70.

Ей в помощь прибыл 507-й огнемётный танковый батальон в составе 19 Т-34 и двух Т-70. Практически все танки были сосредоточены для действий совместно с 80-й стрелковой дивизией на единственном танкодоступном направлении. Снова основной удар наносился от Рабочего посёлка №6 на юг, в обход Синявино.

Утром 29 января, на протяжении выдвижения на предел атаки, советские танки попали под артиллерийский огонь. Немцы, нашедшие эту группу, насчитали в ней до 60 единиц военной техники. Первая несколько танков от огня артиллерии соперника утратила 10 автомобилей и с оставшимися шестью танками вступила в бой. Отечественная пехота не смогла поддержать военные машины, каковые давили и жгли германские огневые точки.

Бой окончился тем, что все советские танки (два из них прорвались к совхозу «Торфяник») были стёрты с лица земли соперником.

Вторая несколько утратила пара танков в роще «Квадратная», но автомобили были лишь подбиты и смогли вести пламя с места. К ночи единственный оставшийся боеспособным танк продвинулся за шоссе.

Ещё два танка дошли до Синявино. Как сообщено в отчёте бригады, они были подбиты германским тяжёлым танком, замаскированным под сарай. Тут отечественная пехота однако отправилась за танками и закрепилась где-то на окраине Синявино.

Затем боя в бригаде к утру 30 января остался всего лишь один боеспособный танк.

31 января дивизии 2-й Ударной армии снова пошли в наступление. За день часть танков в 98-й танковой бригаде успели вернуть. Днём 31 января они должна была наступать с 77-м стрелковым полком 80-й стрелковой дивизии.

Но это решение было отменено. Полк остался без помощи военной техники и понёс тяжелые потери. Комдив «настойчиво попросил» поддержать эту часть танками, перебросив их через участок соседнего полка.

Пехоту для сопровождения танковой группе не выделили. В бой выручать стрелков пошло девять «тридчатьчетвёрок». Ими руководил капитан Томашевич, занимавший должность начальника батальона.

Его танки вышли к Синявино, обстреляли немцев и отошли назад. Начальник покинул танки в лощине в 200 метрах от деревни, без охранения и пехоты. Пехоту искали до восхода солнца, нашли её позади и в пятистах метрах левее танков.

До тех пор пока штаб 98-й танковой бригады ругался с пехотными начальниками, решая, кто из них к кому поползёт либо отправится, немцы подтянули артиллерию и утром 1 февраля расстреляли танки в лощине. Сперва были стёрты с лица земли четыре автомобили, ни одна из которых кроме того опоздала хотя бы раз ответить неприятелю. Среди них был и танк начальника батальона. После этого за 10–15 мин. были подбиты и все остальные танки. Затем 98-я танковая бригада, правильнее, то, что от неё осталось, была выведена из боя.

Её утраты были очень тяжёлыми. Погибли многие танкисты, сохранившиеся по окончании Синявинской операции 1942 года.

К лету 1943 года 98-я бригада была переформирована в отдельный танковый полк и опять сражалась у Синявинских высот. Битвы за эти высоты будут длиться впредь до полного снятия блокады Ленинграда. Очень непростые условия местности, ошибки и упорство противника отдельных начальников не разрешили применять последовательность достигнутых в этих битвах удач, не смотря на то, что танкисты делали всё, что имели возможность. В большинстве собственном, их имена так и остались малоизвестными.

Много этому поспособствовало неспециализированное правило умолчания отечественных неудач по окончании прорыва блокады Ленинграда.

Источники:

  • Schneider W. Tigers in combat. 2000. Mechanicsburg. P.75
  • NARA. Т. 315. R. 1021. Fr. 199.
  • ЦАМО РФ. Ф. 3151. Оп. 1. Д. 6.

Сходу с Первого до Последнего Танка Diep.io


Увлекательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

  • Зенитчики вермахта против тяжёлых танков кв

    Зенитчики вермахта против тяжёлых танков КВ ВМВ СССР Германия Вячеслав Мосунов Ужасная история смерти танкистов 124-й танковой бригады полковника А….

  • История советского танкостроения. тяжёлая будущее лёгкого танка

    История советского танкостроения. Тяжёлая будущее лёгкого танка Значительно чаще британский лёгкий танк «Тетрарх» вспоминают в связи с его применением в…

  • Танк-резервист

    Танк-резервист ВМВ танки Англия Юрий Пашолок Обширно известно высказывание Уинстона Черчилля об Infantry Tank Mk.IV, он же Churchill: «Танк,…

  • Германские танки у волги

    Германские танки у Волги ВМВ танки СССР Алексей Стаценко Одним из критических дней Сталинградской битвы стало 23 августа 1942 года, в то время, когда 14-й танковый…

  • Тяжёлая будущее лёгкого танка

    Тяжёлая будущее лёгкого танка танки СССР Англия Юрий Пашолок Значительно чаще британский лёгкий танк «Тетрарх» вспоминают в связи с его применением в…

  • 100 Лет танкам. английский «его» братья и дьявол

    100 лет танкам. Английский «его» братья и дьявол Имел возможность ли кто-то заподозрить 15 сентября 1916 года, что в данный сутки множество книг по военной теории разом…

spacer