Французский танковый долгострой

Французский танковый долгострой

Французский танковый долгострой

  • ВМВ
  • танки
  • Франция

Юрий Пашолок

13 мая 1924 года в Рюэй-Мальмезоне состоялась демонстрация французских средних танков, созданных по программе Char de bataille. По одной умелой машине выстроили компании FAMH, FCM, Renault и Schneider. Планировалось, что из них будет выбран самый удачный пример, и компании поделят между собой договор на производство 120 боевых автомобилей.

Но оказалось, что ни один из танков не соответствует требованиям французских армейских всецело. В следствии генерал Эстьен, что курировал программу создания Char B, в марте 1925 года был должен составить новые требования по улучшенному танку, в котором должны были употребляться самые удачные технические ответы предшественников.

Игра на выбывание

Во второй половине 20-ых годов XX века компания Renault, которой армейские поручили неспециализированную координацию работ по программе создания Char B, представила на утверждение макет переработанного танка. Улучшенная машина создавалась в плотном сотрудничестве с компанией Schneider, которая создала для танка модернизированную башню. Практически тандем Renault-Schneider стал главной силой, которая продвигала разработку нового танка.

Еще одной участницей работ стала техническая секция по танкам STCC (section technique des chars de combat), благодаря которой инженеры Schneider переделывали башню.

Возглавил работы по Char B инженер Морис Лавиротт. Трудился он на Ateliers de Puteaux (APX). Не обращая внимания на то, что формально APX к работам по Char B сначала отношения не имела, да и танками занялась лишь в начале 30-х, на деле эта компания оказывала на разработку новой военной машины заметное влияние.

Полноразмерный макет переработанного Char B, 1926 год

Уже в виде полноразмерного макета переработанный танк заметно отличался от первых умелых автомобилей. Не обращая внимания на то, что за базу при его разработки были забраны SRA и SRB, на деле от этих танков осталась лишь неспециализированная компоновка. Если сравнивать с предшественниками, корпус нового Char B стал дольше на 40 сантиметров, но это было только началом метаморфоз.

Употреблявшаяся до того ходовая часть была через чур громоздкой, почему между бортовым экраном и бортом был громадной количество неиспользуемого пространства. В этом отношении прототип от FCM смотрелся рациональнее. Занимаемый ходовой частью количество конструкторы уменьшили, а гусеницы танка сейчас охватывали его корпус.

Ответ это было верным, потому, что появившиеся широкие ниши были совсем не лишними.

В один момент в размерах увеличились ведущие колеса. Заметно изменилось и место механика-водителя. Как и в прототипе FAMH, его разместили в рубке, что заметно улучшило обзорность.

В дополнение к пушке в корпусе показался курсовой пулемет, а экипаж был увеличен до 4 человек. Четвертым участником экипажа стал радист.

Первый опытный образец Char B1, копия заводского чертежа

По результатам работы макетной рабочей группе новый проект был утвержден. 18 марта 1927 с компаниями Renault, FAMH и FCM были заключены договора на изготовление опытных образцов нового танка. Компания Schneider в этом списке не значилась, но оружейного гиганта никак нельзя назвать жертвой интриг.

Дело в том, что договор на изготовление башен и корпусов победила эта компания, так что обиженной она очевидно не осталась.

Что касается FAMH, то кроме одной умелой автомобили, ей достался договор на изготовление двух 75-мм пушек. Третью машину выстроили на Schneider. Помимо этого, STCC и Schneider совместно трудились над модернизированной версией автомобили, взявшей обозначение Char B1.

Связано это было с тем, что согласно расчетам танк, кроме этого в целях конспирации обозначавшийся как Tracteur 30, очевидно выбивался за обозначенные весовые рамки. Первоначально заявленные 19–22 тонны сейчас очевидно не отражали настоящей картины: в соответствии с подсчетам, минимальная масса танка составляла уже 23 тонны, а практически – приближалась к 25. Так, по боевой массе Char B1 уже практически в 2 раза превышал изначальные требования генерала Эстьена, предъявленные им для «боевого танка».

Элементы ходовой части Char B1. Не обращая внимания на внешнее сходство с «ромбами», на деле Char B1 имел другую, достаточно сложную конструкцию подвески

Первой с заданием по постройке опытного образца Char B1 справилась компания Renault. Уже в марте 1929 года танк с номером 001 поступил на заводские опробования. В целом он был весьма похож на полноразмерный макет, но с правками на рост массы автомобили. Вместо 180-сильного двигателя Renault тут был установлен более замечательный мотор.

6-циллиндровый двигатель, как и его предшественник, также имел авиационные корни, но развивал мощность уже в 250 лошадиных сил.

Раздельно стоит упомянуть ходовую часть, которая на макете была изображена схематично. Создало ее конструкторское бюро FCM во главе с инженером Бурдо. Новая ходовая часть во многом пересекалась с той, что в свое время разрабатывалась для FCM 2C. Всего танк взял по 16 опорных катков на борт, из них 3 передних и 1 задний крепились на личных рессорах.

Остальные были сблокированы в тележки (3 группы по 4 катка в каждой), наряду с этим в качестве упругого элемента употреблялись вертикальные пружины.

Элементы подвески были дешёвы изнутри боевого отделения, что облегчало их обслуживание в боевых условиях. Движение у подвески был маленькой, но в целом для танка, что планировалось применять в условиях «лунного ландшафта», она в полной мере доходила. Внимания хороши и траки, являвшиеся развитием конструкции, использовавшейся на SRB.

Char B1 001 на опробованиях, 1932 год. К тому моменту на нем уже была установлена башня ST3

По окончании прохождения первого этапа заводских опробований первый умелый Char B1 был направлен своим ходом из Рюэй-Мальмезона в Бурже. Путь более чем в 250 километров танк преодолел за день, наряду с этим средняя скорость его перемещения составила 16,5 км/ч. Он стал первым французским танком, что смог самостоятельно преодолеть такое расстояние без важных поломок.

Опробования длились до апреля 1930 года, наряду с этим на машине отрабатывались разные усовершенствования, каковые неспешно поменяли ее вид. В целом армейские были довольны новым танком, но наряду с этим отмечались неприятности с не хватает прочным устройством поворота NAEDER.

Башня и 75-мм орудийная установка крупным планом

Работы по изготовлению еще двух умелых автомобилей пара задержались, потому, что при их постройке учитывался опыт, накопленный на протяжении опробований танка 001. И за это время FAMH договор на выпуск второй умелой автомобили потеряла. В итоге танк 102 был кроме этого выстроен Renault, готов он был в первой половине 30-ых годов двадцатого века.

Что же касается FCM, то с ее договором №215 D/L ничего ужасного не произошло. Тут машину закончили в том же 1931 году, причем первоначально на ней была установлена не башня, а ее массо-габаритный макет.

В ожидании разоружения

Опробования опытных образцов Char B1 проходили в очень нервной обстановке. Дело в том, что между Эстьеном и руководством французской пехоты появился конфликт, что неспешно купил черты нестоящей конфронтации . Связано это было с тем, что у пехотного руководства выяснилось собственный видение на танк помощи пехоты.

Эстьен предлагал достаточно большую машину с вооружением и солидным бронированием, которая, но, должна была быть не таковой массовой, как Renault FT. Руководство пехоты было иного мнения. Во второй половине 20-ых годов двадцатого века на опробования вышел легкий танк NC-3, позднее превратившийся в Char D1. Не таковой громадный и бронированный, как Char B1, но куда более легкий и (возможно) намного более массовый.

Да и его 47-мм пушки, показавшейся вместе с башнями ST1 и ST2, в полной мере хватало для ответа задач яркой помощи пехоты.

Позднее на танк возвратилась его исходная башня

Еще одним причиной, что все посильнее вбивал клин между Эстьеном и пехотным руководством, были затягивающиеся сроки разработки. К моменту постройки второго и третьего прототипов Char B1 программа Char B длилась уже 7 лет. В это же время, время шло, а вместе с ним увеличивались и требования к «боевому танку».

В октябре 1930 года стартовала программа по разработке перспективных танков нового поколения, к январю 1932 года вылившаяся в новые ответвления от изначальной концепции Char B. Первый танк, Char B2, должен был взять долгую 75-мм пушку, толщина его брони возрастала до 50 мм, а боевая масса – до 35,5 тысячь киллограм. 45-тонный Char B3 должен был иметь экипаж из 6 человек, 75-мм пушку по типу Char B1, и длинноствольную 47-мм пушку.

Наконец, генерал Эстьен решил возродить и концепцию FCM 2C, но уже в виде танка сдерживания (Char d’arret). Работы по этому направлению начались во второй половине 20-ых годов двадцатого века. В начале 1932 года они реализовались в виде проекта Char BB.

60-тонный танк, что разрабатывался FCM, должен был иметь имел спарку 75-мм длинноствольных пушек, броню толщиной 60 мм и экипаж из 8 человек.

Все это вряд ли радовало пехотное руководство, которому нужна была не долговременная возможность, а стремительная замена парка из нескольких тысяч морально устаревших Renault FT.

Танк 103 с массо-габаритным макетом башни

Наконец, показался еще один фактор, что самым прямым образом оказал влияние на французскую танковую программу. Конференция по разоружению, начавшаяся 2 февраля 1932 года в Женеве, была инициирована Лигой Наций, обеспокоенной тем, что в Европе опять началась гонка оружий. Не обращая внимания на очень противоречивые итоги, определенное влияние на проектируемые образцы оружия эта конференция оказала.

Первой французской жертвой Конференции стал Char BB, потому, что он прямо подпадал под наложенные ею ограничения. Показался вопросительный символ и над проектами Char B2 и Char B3, потому, что ожидались предстоящие ограничения по боевой массе танков. По данной причине дальше тактико-технических требований работы по ним не продвинулись.

К слову, изначально предложенное французами ограничение весов танков в 92 тонны насторожило немцев. Практическим результатом данной бдительности стало появление в германском справочнике «Танки», датированном 1935 годом, информации о «Тяжелом танке D» массой 92 тонны, экипажем в 15 человек и оружием из одной 155-мм гаубицы, одной 105-мм гаубицы и двух 75-мм пушек.

До тех пор пока в Женеве длились дебаты, опробования опытных образцов Char B1 шли своим чередом. Из-за претензий к совокупности NAEDER было решено совершить опыт с применением гидравлической коробки передач швейцарской компании Winterthur (сейчас RENK-MAAG). Нельзя исключать, что французы взяли данные о ней от британцев, каковые применяли ту же коробку на своем тяжелом танке A1E1 Independent.

Кроме этого на танке 103 был установлен 180-сильный дизель швейцарской компании Sulzer ЛТД., которая, к слову, расположена во все том же Винтертуре. Опробования дизеля, но, не заладились. Номинальной мощности от него добиться так и не удалось, к тому же при работе наблюдались сильные вибрации.

Приблизительно одвременно с этим 180-сильный дизель предлагала танкостроителям и французская компания Clerget, но его опробования кроме этого дали отрицательный итог. В любом случае, для FCM это был очень полезный опыт, позднее понадобившийся при создании FCM 36.

Танк 103 на протяжении опробований на проходимость

Для опробований новых танков в августе-октябре 1931 года было организовано экспериментальное подразделение. Первоначально оно базировалось в Рюэй-Мальмезоне. На протяжении первых тестов танки продемонстрировали среднюю скорость 12 км/ч, наряду с этим их большая скорость достигала 22 км/ч, другими словами больше, чем у Char D1.

Позднее подразделение было переведено на военную базу рядом с Мурмелон-ле-Гран.

В ходе войсковых опробований автомобили всегда переделывались. Перерабатывалась ее ходовая часть, а также испытывалась пневмоподвеска, тестировались различные коробки передач. На танках испытывались радиостанции разных типов.

На танке 001, которому поменяли серийный номер на 101, испытывались башни ST1 и ST3.

Экспериментировали на умелых танках и со связью. В серию отправился второй тип антенны

Не обращая внимания на то, что танки были мало сырыми, как это часто бывает с опытными образцами, к концу 1932 года был сделан вывод, что они в полной мере пригодны для возложенных на них задач. Приблизительно одвременно с этим из армий пошли и первые, причем не самые лестные отзывы по Char D1, а в первой половине 30-ых годов двадцатого века на опробования вышел Renault UZ, позднее превратившийся в Char D2. Его унифицировали с Char B1 по башне.

Предполагалось, что в конце 1932 года будет подписан первый договор на изготовление семи Char B1, но как раз сейчас началась новая фаза переговоров о разоружении в Женеве. Французские армейские замерли в ожидании. Дело в том, что еще в первой половине 30-ых годов двадцатого века, на протяжении Английской конференции, поднимался вопрос об ограничении боевой массы танков в 25 тысячь киллограм.

Не обращая внимания на то, что в ходе переделки боевая масса Char B1 все же подросла, в данный лимит танк до тех пор пока еще вписывался.

И вот в феврале 1932 года правила игры поменялись: английский глава правительства Джеймс Рамсей Макдональд внес предложение сократить калибр полевой артиллерии 105-ю миллиметрами, а массу танков — 16-ю тоннами. Такая цифра раздалась неслучайно – как раз столько весил английский трехбашенный Medium Tank Mk.III.

Прими участники Конференции битанское предложение, программу Char B возможно было смело закрывать, а на его место поднялся бы Char D2. Но, дебаты закончились ничем, а 23 октября 1933 года Германия и вовсе вышла из состава рабочей группы. Это означало одно – лимита на боевую массу не будет.

Имея более-менее отработанный Char B1 и проблемный Char D2, для которого в конце 1933 года лихорадочно пробовали выбрать оптимальный мотор, французское пехотное руководство сделало ставку на танк, созданный по концепции генерала Эстьена. Это выяснилось громадной неточностью, потому, что по-настоящему массовым танком Char B1, в силу последовательности обстоятельств, стать не имел возможности. Но в то время казалось, что принято единственно верное ответ.

Условно серийный

13 марта 1934 года, спустя практически 13 лет по окончании запуска программы Char B (и спустя практически 17 лет по окончании начала работ над средними танками Schneider CA3), с компанией Renault был подписан договор №30 D/P на изготовление семи Char B1. Приблизительно одвременно с этим танки 102 и 103 было решено привести в соответствие с серийными примерами. Танк 102 взял имя собственное Amorique, а танк 103 – Lorraine.

Еще до начала производства, в декабре 1933 года, в конструкцию Char B1 было внесено одно значительное изменение. По итогам эксплуатации Char D1 и опытных образцов Char D2 стало ясно, что башни ST1 и ST2 через чур мелкие. Исходя из этого было решено применять башню APX 1, созданную Ateliers de Puteaux (APX).

Диаметр ее подбашенного погона вырос до 1022 мм, а сама башня стала заметно просторнее.

Но, от главного недочёта избавиться уже не удалось. Начальная мысль пулеметной башни и изначальный диаметр подбашенного погона от Renault FT, под что проектировались Char D и Char B, не оставляли шансов для установки двухместных башен.

Танки первой партии не имели 75-мм пушек, их установили уже позднее

26 декабря 1934 года с Renault был подписан дополнительный договор №1029 D/P на изготовление еще двадцати Char B1. Но эта компания была перегружена заказами: в самом разгаре было серийное производство Char D1, а 24 декабря 1934 года Renault взяла договор на изготовление 50 Char D2. Помимо этого, вовсю шли работы по легкому танку Renault ZM, позднее превратившемуся в Renault R 35.

И это не считая исполнения контрактов по легким танкам-разведчикам для кавалерии.

Неудивительно, что танк 104 (позднее взявший имя собственное Verdun) был сдан лишь в декабре 1935 года. Всецело выполнить обязательства по договору №30 D/P Renault удалось лишь в мае 1936 года, причем танки не получали 75-мм орудий (их установили уже позднее), а также башен сначала хватило не для всех автомобилей.

Следующий договор №1029 D/P начал выполняться лишь 27 марта 1936 года, тогда клиентом был принят танк 111, позднее взявший имя собственное Dunkerque. Последний танк по этому договору был сдан 5 января 1937 года, причем 6 танков было произведено на мощностях FCM.

Дополнительные сложности появились по причине того, что во второй половине 30-ых годов двадцатого века компания Renault появилось в непростом денежном положении. Французскому правительству было нужно пойти на крайние меры: в конце 1936 года танковое производство Renault в Исси-ле-Мулино было национализировано. На его базе было организовано новое предприятие — Ateliers de construction d’Issy-les-Moulineaux, (сокращённо – AMX).

Наряду с этим Renault сохранила за собой производство B1, но уже на другой площадке.

Подобные видоизменения в том же 1936 году случились и с танковым производством APX: предприятие в Рюэй-Мальмезоне было национализировано. Завод стал называться Ateliers de construction de Rueil (ARL), а его главным конструктором стал Морис Лавиротт.

Танк 130 с именем собственным Ile de France, 1936 год. По окончании учений от идеи с прицепами было решено отказаться

Очередной договор № 1891 D/P, подписанный 8 октября 1936 года, из-за всех изменений, выпавших на долю Renault, кроме этого достался FCM. Первый танк по этому договору, имевший имя и 131 серийный номер собственное Touraine, был сдан 9 июня 1937 года, а последний Char B1 с серийным номером 135 (имя собственное Morvan) покинул территорию завода 30 июля. Таким образов, в общем итоге было выстроено 32 Char B1, плюс 2 прототипа, доведенных до отметки серийных танков.

11 из них было произведено на FCM.

Неспешно цена на танки уменьшалась, но все равно она была высокой: автомобили последних серий обходились в 1 218 000 франков за штуку. Для сравнения, Char D2 обходился в 610 000 франков. На момент создания Char B1 был наиболее ценным из серийных танков, стоившим как два английских Infantry Tank Mk.II в начале производства.

Нарядный танкового 511-полка и строй. Первоначально все Char B1 ушли в эту часть

Изготовленные танки были направлены в 511-й танковый полк, созданный 12 марта 1936 года из 51-го тяжелого танкового батальона. Первые Char B1 попали в состав данной части еще до переформирования — в начале 1936 года. Новым местом дислокации полка стал Верден.

Первые же маневры с участием новых танков продемонстрировали, что мысль с прицепом была, мягко говоря, не самой лучшей. По данной причине последние Char B1 выпускались уже без заднего буксирного крюка, а для обеспечения снабжения было решено создать особую машину. Так показался транспортер Lorraine 37L.

В 511 танковый полк попали все 34 танка. Первый серийный, с номером 104, был командирским, он был закреплен за экипажем полковника Брюно. Все танки взяли личные имена в честь французских городов и провинций.

Танк 112 Mulhouse из 3 роты 37 BCC. Машина имеет новую 47-мм пушку SA 35. Будущее автомобили была обычной для Char B1: 15 июня 1940 года танк был брошен рядом от Орлеана

27 августа 1939 года 511 танковый полк подвергся новому переформированию. Char B в его составе были включены в 37-й батальон боевых танков (BCC). Одновременно с этим начался процесс модернизации. Подобно Char D2, танки взяли длинноствольные 47-мм пушки SA 35. По окончании таковой переделки B1 стали фактически неотличимыми от более поздних Char B1 bis.

Но, их все же возможно опознать по смотровым башенным устройствам другой конструкции.

Автомобили потребовали и капремонта. В ходе исполнения работ танки раскидало по различным частям. В следствии к началу военных действий Char B1 в 37 батальоне попросту не выяснилось. Опять они в том месте показались лишь 16 мая 1940 года (танки 104, 112, 122, 127, 132).

12 танков попали в 347-ю отдельную танковую роту (347 CACC), организованную 17 мая 1940 года.

По окончании продолжительных мотаний по фронтовым дорогам к 3 июня в полку осталось 3 танка. Еще по 3 танка пребывали в 106-м и 108 учебных батальонах (106 BIC и 108 BIC), 11 автомобилей появились в Мурмелоне. Одним словом, будущее первых серийных Char B была не намного лучшей, чем у Char D2.

Не смотря на то, что некоторым автомобилям все же довелось умереть в сражении, солидная их часть стала германскими трофеями.

Flamm.Pz.B2 740 (f) на базе Char B1. Западная Украина, июнь 1941 года

Не обращая внимания на то, что трофейные B1 и B1 bis кое-в чем отличались, немцы присвоили им неспециализированный индекс — Pz.Kpfw. B2 740 (f). Часть автомобилей была переделана в огнеметные танки Flamm.Pz.B2 740 (f).

В их числе был и третий прототип – танк 103 Lorraine.

Танк, входивший в состав 347 CACC, стал жертвой марафона, устроенного по французским дорогам в последних числах Мая 1940 года. По окончании ремонта немцы переделали его в Flamm.Pz.B2 740 (f). 31 мая 1941 года машину включили в 102-й батальон огнеметных танков (Panzer-Abt. (F) 102), где она взял башенный номер 131. Это был не единственный случай переделки Char B1 в огнеметный танк. Еще как минимум две автомобили (с башенными номерами 113 и 233) были на «ветхой» базе.

Что же касается танка с башенным номером 131, то он 29 июня 1941 года принимал участие в штурме опорного пункта «Велки Дзял» Рава-Русского УР на западной границе СССР. На протяжении атаки танк был подбит огнем установленной в ДОТе пушки и сгорел.

Продолжение

литература и Источники:

  • Материалы Centre des archives de l’Armement et du personnel civil (CAAPC)
  • Le Char B1, Pascal Danjou, TRACKSTORY №13, 2012
  • The Encyclopedia of French Tanks and Armoured Fighting Vehicles: 1914–1940, Francois Vauvillier, Histoire Collections, 2014
  • GBM 76
  • http://nemirov41.forum24.ru

Танкомульт (русский)


Занимательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

spacer