Замкнувшие кольцо. 5-я танковая армия в операции «уран»

Замкнувшие кольцо. 5-я танковая армия в операции «уран»

Замкнувшие кольцо. 5-я танковая армия в операции «Уран»

К ноябрю 1942 года 5-я танковая армия уже прошла продолжительный и не весьма успешный путь. Он начался летом, в то время, когда только что организованную армию послали наносить удар во тыл и фланг германским армиям, рвущимся к Воронежу. Но из-за неверного понимания и плохой разведки вражеских планов отечественные танкисты вместо этого вынуждены были вступить во встречный бой с германскими танками, закончившийся большими потерями.

По окончании неудачного контрудара армию расформировали и организовали заново уже в сентябре 1942 года. Руководство принял генерал Прокофий Романенко. Армия приобрела новые части: два танковых корпуса (1-й и 26-й), шесть стрелковых дивизий и один кавалерийский корпус.

По плану Ставки, 5-я танковая армия должна была сыграть одну из двух основных ролей в окружении германской 6-й армии Ф. Паулюса под Сталинградом. Как раз после этого Романенко дали так много пехоты: стрелковым дивизиям предстояло, действуя в первом эшелоне наступления, проломить вражескую оборону и обеспечить для подвижных соединений «чистый прорыв». А кавалерийский корпус должен был хоть как-то заменить мотопехоту.

Трудности подготовки

Работа предстояла тяжёлая. Тем более что уровень и состояние подготовки армий никак не додавали командарму уверенности в её успехе. К примеру, в 1-м танковом корпусе хорошей боевым опытом и подготовкой имела возможность похвастаться лишь 89-я танковая бригада.

В отношении двух вторых танковых и мотострелковой в справке штаба корпуса вынуждены были применять фразы наподобие «командный и водительский состав подготовлен слабо» и «комсостав командного опыта не имеет». Неудивительно, что в этих бригадах, взявших новую, прямо с завода, технику, число исправных танков начало «усыхать» ещё до начала наступления. В случае если на 3 ноября 1942 года в 1-м корпусе было 76 боеготовых Т-34, то к 19 ноября их осталось всего 57.

И это притом что вторую половину танков составляли лёгкие Т-60 и Т-70, а тяжёлых КВ насчитывалось всего восемь.

Наконец, советским армиям не удалось соблюсти чуть ли не самый главный фактор, снабжающий успех наступлению, — секретность. В документах 5-й танковой армии отмечалось, что части систематично не справлялись с маскировкой, что провоцировало немцев на усиленную разведку районов сосредоточения, а позднее и на бомбёжки. К сожалению, были и случаи перехода бойцов на сторону соперника.

К примеру, лишь в одной 14-й гвардейской стрелковой дивизии с 7 до 14 ноября зафиксировали семь инцидентов для того чтобы рода.

В итоге, как выяснилось при допросах военнопленных уже по окончании начала наступления, соперник знал и о сосредоточении танковой армии, и о готовящейся операции. Малоизвестными остались лишь время её начала и направление ударов.

Со своей стороны, у 5-й танковой армии с информацией о сопернике дела обстояли намного хуже. Из-за не хорошо налаженной разведки к 17 ноября — всего за два дня до наступления — штабы дивизий и армии не знали кроме того правильных очертаний переднего края германской обороны. По всей видимости, как раз по данной причине руководство решило не проводить бомбардировку с риском выпустить драгоценные тонны снарядов по безлюдному месту.

Вместо этого незадолго до наступления должна была состояться силовая разведка боем. В её ходе, кроме получения правильных информации о позициях соперника, руководство собиралось улучшить положение для наступления, захватив пара высот на переднем крае.

С переменным успехом

Утром 17 ноября 1942 года артиллерия 5-й танковой армии обстреляла боевые порядки соперника. Силовую разведку войска должны были начать в 17:00, но реально 14-я гвардейская и 124-я стрелковые дивизии начали атаки на пара часов позднее. В следствии всех намеченных целей достигнуть не удалось, бой за высоты было нужно продолжать и на следующий сутки.

Соперник — румынские части — ожидаемо приняли атаки свежих частей танковой армии за начало громадного наступления советских войск. Действительно, помощи им было ожидать очень неоткуда: всё, что смогла обеспечить застрявшая в руинах Сталинграда 6-я армия, это постоянные бомбёжки атакующих группами по 10–50 самолётов. Помимо этого, германские штабы сделали вывод, что прямой угрозы до тех пор пока нет: наступала лишь советская пехота, которая смогла только мало потеснить румын.

Вывод соперника, что обороняющиеся столкнулись 17 ноября с очередным не хорошо подготовленным наступлением красной армии, в итоге вышло сопернику боком. В 7:30 утра 19 ноября румыны на собственной шкуре прочувствовали, что в прошлые два дня советская артиллерия лишь разминалась.

К пушкам присоединились полки гвардейских миномётов «дивизионы» и катюша тяжёлых гаубиц М-30. «Всевышний войны» не подкачал, уничтожив либо подавив большая часть огневых точек на переднем крае и деморализовав их выживших защитников. Действительно, на флангах, которым досталось меньше внимания отечественных артиллеристов, и в не хорошо разведанной глубине обороны румыны ещё сохранили возможности и силы для сопротивления.

Как уже говорилось, Ставка включала большое количество стрелковых дивизий в состав танковой армии как раз чтобы сохранить более полезные подвижные соединения для действий по окончании прорыва, в тылу соперника. Но уже утром 19 ноября стало ясно, что пехота, кроме того поддержанная отдельными батальонами и танковыми бригадами огнемётных танков, буксует. В следствии, как это уже неоднократно было и будет потом, механизированные корпуса пошли в бой до завершения прорыва.

Им предстояло расчищать себе путь бронёй и огнём.

В 5-й танковой армии было два танковых корпуса, но в первоначальный сутки наступления военной удачи хватило лишь на один. 26-й механизированный корпус, смяв 5-ю и 14-ю румынские пехотные дивизии, вышел к станице Перелазовской, где был штаб румынского корпуса. Танкисты докладывали, что «соперник был ошеломлён, оказывал весьма не сильный сопротивление, бросал оружие и группами сдавался в плен».

1-му механизированному корпусу повезло намного меньше. Преодолев линию фронта, его бригады заплутали в степи. Кроме того в отчёте армии не нашлось для описания их действий других слов, не считая «слепые котята».

Позже танкисты упёрлись в узел вражеского сопротивления в селе Усть-Медведицком. Согласно данным разведки, в этом районе не должно было быть сколь-нибудь значимых сил, так что комкор В. Бутков постарался смести не сильный, как ему казалось, заслон.

В итоге 1-й корпус налетел на германский резерв — 22-ю танковую дивизию. Соперник начал выдвигать её к фронту ещё 10 ноября 1942 года, почуяв неладное. Правильнее, получив от авиаразведки информацию о том, что у плацдармов на реке Дон сосредотачиваются советские части, а также танковые.

Основной ударной силой германской дивизии были десять танков Pz IV с длинноствольными 75-мм пушками, талантливыми с уверенностью поражать любой коммунистический танк впредь до КВ. В остальном германская дивизия складывалась из более ветхих чешских танков, не смотря на то, что их боевых качеств для борьбы с лёгкими советскими танками было даже больше чем нужно.

В итоге стычка 1-го механизированного корпуса со «не сильный заслоном» обернулась тяжёлым боем, в который втянулись все три танковые бригады корпуса, а следом — 47-я гвардейская стрелковая дивизия и части 8-го кавалерийского корпуса. В документах отмечено, что корпус утратил 17 танков в ночи и течение вечера, не достигнув заметного успеха. Увы, ни одна из советских бригад 19 ноября не рассказала о подбитых танках соперника.

Капкан захлопнулся

В случае если немцы и радовались относительному успеху на участке наступления 1-го корпуса, то в отношении вторых направлений предлогов для хорошего настроения у них было куда меньше. До тех пор пока они останавливали один корпус, по соседству практически свободно шли в германский тыл ещё два: 26-й и 4-й, наступавший с близлежащего плацдарма.

В таких условиях 22-я танковая дивизия должна была думать прежде всего не о том, как нанести русским контрудар, а как бы оторваться от них с мельчайшими утратами. Немцы постарались отвести армию «по-английски», но не получилось. В районе Усть-Медведицкого бой кипел до середины 20 ноября, и по его итогам советские танкисты рассказали о 13 подбитых танках и одной самоходке.

Нельзя исключать, что часть танков была подбита ещё 19 ноября и покинута из-за неосуществимости их эвакуировать.

Остатки 22-й германской румынских частей и танковой дивизии заняли оборону в станице Громадные Доньщики. Руководство 5-й танковой армии пробовало высвободить собственные подвижные части для прорыва на этом месте. Удалось это лишь 26-му корпусу, да и то частично. 8-й кавалерийский корпус целый сутки 21 ноября вёл тяжёлые битвы, причём немцы то и дело контратаковали силами до 40 танков, нанося советским армиям большой урон. С воздуха на отечественные части опять и опять налетали бомбардировщики.

1-й механизированный корпус дошёл до Многочисленных Доньщиков передовыми отрядами, но в этом случае ввязываться в бой не стал, развернув на посёлок Липовский. За три дня битв корпус утратил три КВ, девятнадцать «тридцатьчетвёрок» и одиннадцать Т-60.

26-й корпус, задержавшийся в Перелазовской, дабы дождаться 19-ю танковую бригаду и подсчитать трофеи, получил от руководства нагоняй и рванулся вперёд намного активнее. Громаднейших удач достиг авангард под руководством полковника Филиппова, с ходу захвативший переправу через Дон. Войска СССР так же с ходу постарались забрать город Калач, но соперник отразил удар, так что авангард сосредоточился на охране переправы.

Основные силы 26-го механизированного корпуса сейчас вели битвы недалеко от совхозов «лёт Октября» и «10 Победа Октября». Не повезло 157-й танковой бригаде: часть её танков, прорвавшихся к германской обороне, были подбиты и подожжены. В одном из них сгорел сам комбриг, кроме этого погиб глава политического отдела.

Корпуса ушли так на большом растоянии, что рации, имевшиеся у них, не разрешали держать сообщение со штабом армии. Формально были в наличии три более замечательные станции РСБ, но все они вышли из строя ещё 19 ноября, в то время, когда штабную колонну 26-го корпуса по неточности обстреляли танки 1-го корпуса.

8-й кавалерийский корпус всё ещё вёл бой с танками 22-й дивизии и румынами. Позднее в штабе армии подчернули, что наряду с этим кавалеристы «неумело применяли приданные танки». В частности, батальон огнемётных танков был направлен в наступление без прикрытия и артиллерийской подготовки, почему утратил девять автомобилей.

23 ноября части 1-го механизированного корпуса захватили станцию Чир со всеми вражескими складами продовольствия, снарядов, с двумястами машинами и многими вторыми трофеями. В тот же сутки 26-й корпус захватил переправы у посёлка Берёзовского и город Калач. Тут трофеи были такими же богатыми.

Штабу армии кроме того было нужно издать грозный приказ о недопустимости загрузки трофейных машин трофейным же имуществом «под завязку».

На этом 5-я танковая армия собственную часть задачи по окружению и разгрому румын сталинградской группировки гитлеровцев выполнила. Кольцо около армии Паулюса замкнулось. Но необходимо было создать прочный фронт, а стрелковые дивизии отставали. И основной обстоятельством тому были всё те же остатки германской 22-й танковой дивизии в Громадных Доньщиках.

Ликвидацией данной занозы 5-я танковая армия занялась с утра 24 ноября. Кавалеристы 8-го корпуса наконец-то отыгрались за прошлые неудачи, рассеяв большую германскую группировку, пробовавшую прорваться через советские позиции. Корпус докладывал, что наряду с этим были захвачены 59 исправных германских танков. Ещё одну прорывавшуюся группу стёр с лица земли коммунистический 8-й мотоциклетный полк, кроме этого направленный на маршрут возможного отхода.

В итоге уйти удалось лишь одной группе немцев, но, выйдя из сталинградского котла, она тут же попала в второе окружение.

Первый этап наступления 5-й танковой армии и других советских частей под Сталинградом закончился. Было ясно, что не так долго осталось ждать немцы сделают ответный движение. Но время на подготовку и краткую передышку к следующим битвам у красноармейцев ещё было.

Создатель текста — Андрей Уланов

Источники:

  1. ЦАМО РФ (сайт «Память народа»).
  2. Своевременные документы, донесения и издания военных действий:
  • 1-ого механизированного корпуса;
  • 26-ого механизированного корпуса;
  • 5-й танковой армии.
  1. Исаев А. В. Сталинград. За Волгой для нас почвы нет.
  2. Кириченко П. И. Первым неизменно тяжело.

«Операция «Уран»


Увлекательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

spacer