Зенитчики вермахта против тяжёлых танков кв

Зенитчики вермахта против тяжёлых танков кв

Зенитчики вермахта против тяжёлых танков КВ

  • ВМВ
  • СССР
  • Германия

Вячеслав Мосунов

Ужасная история смерти танкистов 124-й танковой бригады полковника А. Г. Отчизна поставила жирную точку в наступательной операции 42-й и 8-й армий Ленинградского фронта в октябре 1941 года. Пожалуй, обилие ужасных событий на одном, раздельно забранном участке фронта и в весьма маленький период Битвы за Ленинград тогда выяснилось воистину неповторимым. К сожалению, позднее подобная ужасная уникальность будет свойственна ещё целому последовательности мест, где будут идти битвы уже при попытках прорыва блокады…

Замысел безумном атаки

Сейчас благодаря обилию фотоматериалов произошло выяснить место смерти практически каждого танка бригады. Достаточно прекрасно известен и общий ход событий. Исходя из этого создатель решил не переписывать старое, а остановиться на информации, которая стала дешева сейчас.

Ко мне относятся советские материалы по планированию операции, а с германской стороны наконец-то показались документы зенитчиков, в которых рассказывается о последних часах танков 124-й бригады.

Отметим, что попытка «срезать» Петергофско-Урицкий выступ немцев началась уже в последних числах Сентября 1941 года. Тут пробовали наступать две армии Ленинградского фронта. Неспециализированным итогом этих действий, как и четырёх высаженных в помощь наступающим морских десантов, стали очень отсутствие и большие потери каких-либо настоящих удач.

По окончании целой череды неудач советское руководство решило кинуть в бой только что организованную 124-ю танковую бригаду. Сначала эта выдумка была, что именуется, жестом отчаяния. 42-я армия практически истекала кровью у Урицка, и проблему на этом месте фронта было решено устранить самым несложным методом: кинуть в бой предельное число военной техники.

Наряду с этим разработчики замысла не учитывали той вещи, что в данной местности кроме того сама природа становилась союзником неприятеля. Балтийский глинт, берег старого моря в виде большого каменистого уступа, тянулся на протяжении Петергофского шоссе. Из-за данной геологической особенности двигаться танки имели возможность лишь по самой дороге, а сворачивать с неё возможно было лишь в населённые пункты.

Фрагмент германской карты южной части береговой полосы Финского залива
Источник: http://www.wwii-photos-maps.com

Шансы на успех наступления быстро понижались и по ещё одной причине. Войска Ленинградского фронта уже начали испытывать настоящий снарядный голод. Обеспеченность боеприпасами артиллерии 42-й армии была низкой, составляя около одного боекомплекта. В случае если ещё возможно было ожидать какого-либо минимального подвоза снарядов калибра 76-мм и миномётных мин, то боеприпасы тяжёлой полевой артиллерии превратились в недостаток.

Каждое орудие калибром 122 либо 152 мм имело только по 10–20 снарядов, и к 8 октября большая их часть была уже израсходована.

Не считая значительных неприятностей с ярким сопровождением атаки, это означало ещё да и то, что подавить германскую оборону в Урицке не окажется. В этом пригороде Ленинграда хватало каменных построек, а силами ленинградцев в начале войны были заблаговременно подготовлены упрочнения. Сейчас их занимали немцы.

Большинство их огневых средств была малоуязвима кроме того для полноценной артподготовки.

Замысел ввода танков в бой утром 8 октября выглядел следующим образом. Первой должна была пойти разведка, а за ней – главные силы бригады, складывавшиеся из танков КВ с посаженным на них десантом пехоты. Поддерживать танкистов должен был мотострелково-пулемётный батальон бригады.

Наступление

Прорыв главной группы танков бригады под руководством начальника танкового полка 124-й бригады майора Лукашика утром 8 октября ошеломил соперника. У немцев не выяснилось средств борьбы с прорвавшимися тяжёлыми танками. Германские мины взрывались, но не причиняли видимого вреда тяжелобронированным КВ. Отечественным танкистам удалось стереть с лица земли и единственную имевшуюся у немцев 8,8-см зенитку.

Конкретно у неё был убит начальник 8-й батареи 36-го дивизиона, что лично наводил орудие в цель (всего из состава данной батареи погибло два человека, ещё один был ранен).

Стёртое с лица земли германское танк и зенитное орудие КВ

По германским данным, это 8,8-см зенитное орудие смогло подбить два танка. По окончании его утраты главными средствами борьбы с прорвавшимися танками у немцев стали противотанковые мины. Помимо этого, по уже окружённым танкам вели пламя и 21-см мортиры. Будущее вырвавшихся вперёд трёх танков разведки была печальной: все эти автомобили были подбиты.

Похожая участь ожидала и сопровождавших танки мотострелков, и высаженный западнее Стрельны морской десант, помощь которому и должны были оказать танки 124-й бригады.

Остановимся подробнее на вопросе применения против советских танков германских зениток. Как мы знаем, что на протяжении обрисовываемого боя немцами использовались зенитные орудия 111-го зенитно-артиллерийского полка. Зенитчики полка покинули подробный отчёт о том, как происходил их бой с советскими танками.

Если судить по упоминающемуся в документе приказу, от зенитчиков требовалось переместить все орудия, не находящиеся на позициях. Обстоятельством именовался прорыв советских танков на протяжении дороги Ленинград-Стрельна. В соответствии с отчёту, два орудия дивизиона получили приказ передислоцироваться в размещение 58-й пехотной дивизии ещё вечером 7 октября (наступление красной армии, последствия которого должны были ликвидировать зенитчики, началось лишь 8-го).

Быть может, это неточность, и офицеров дивизиона подвела память, но как раз такая дата стоит в документе. Первое орудие было установлено у восточного выезда из посёлка Ленина, второе — в Ивановке с направлением стрельбы вдоль дороги.

Фрагмент германской карты южной части береговой полосы Финского залива
Источник: http://www.wwii-photos-maps.com

Первые танки показались перед этими орудиями лишь к вечеру 8 октября. Их было три и они двигались с востока на запад. В 18 часов по Москве орудие у Ивановки открыло огонь по этим трём автомобилям. Первый танк был подожжён выстрелом, второй был повреждён и остановился, а третий, взяв попадание, продолжил перемещение и смог выйти из-под огня.

Всего орудие израсходовало 15 бронебойных снарядов. Сразу после этого позиция орудия была накрыта огнём советской артиллерии. В следствии этого обстрела один человек из расчёта орудия был ранен.

В ночь на 9 октября в Ивановку прибыла 2-я батарея 111-го зенитно-артиллерийского полка. Всего немцы смогли сосредоточить в том месте до 4 зениток. Днём поступило донесение, что главная масса советских танков находится севернее шоссе, у западного выезда из Ивановки. Немцы наряду с этим прослушивали переговоры майора Лукашика со своим штабом и артиллеристами.

Начальник зенитчиков решил покинуть три орудия в Ивановке, а одно выдвинуть к западной окраине деревни, дабы обстрелять 6 танков, пребывавших в том месте. Выдвижение германской зенитки на новую позицию не осталось незамеченным. При выдвижении тягача с орудием они сходу попали под пламя как танков, так и советской артиллерии.

В следствии немцы вынуждены был отказаться от своих замыслов.

Ночью германские орудия поменяли позиции. Два орудия 1-й батареи переместились к восточному выезду из посёлка Ленина. Второе орудие 2-й батареи оставалось у Ивановки.

третье и Первое орудия батареи перетащили к западной окраине Ивановки.

Неудачный прорыв

Бесцельно пробыв в германском тылу целый сутки 9 октября и не взяв помощи, танки 124-й танковой бригады получили приказ прорываться обратно. В начале утра танки попытались прорваться. С востока к ним пробовала прорваться снабжающая их вывод из окружения несколько.

Шоссе на пути выхода танков из окружения было уничтожено германскими сапёрами.

Вот как последний бой группы танков майора И. Р. Лукашика смотрелся с позиций германских зенитчиков.

В 4 ч 50 мин утра 10 октября советские танки начали прорываться по пути направлении запад-восток. Немцы насчитали около 12 тяжёлых танков и ещё два танка массой в 35 тысячь киллограм. Последние кажутся очень таинственными, и пока не очевидно, что же померещилось зенитчикам в утренних сумерках. Пламя по ним имело возможность вести лишь одно германское орудие. Мимо него проехало пара танков, и один из них был подбит расчётом орудия с весьма маленькой дистанции.

Остальные советские танки открыли по орудию пламя. Пушка взяла прямое попадание в щит, один человек был убит, ещё пятеро ранены. После этого по танкам вели пламя сам начальник дивизиона и выживший начальник орудия.

За час этому расчёту, по германским данным, удалось подбить семь КВ и два более лёгких танка с расстояния около 150 метров.

Германская зенитка у сгоревшего тягача, подбитого одним из танков, и коммунистический танк КВ

5 прорвавшихся КВ остановились восточнее Ивановки у уничтоженного шоссе. Против этих танков употреблялись орудия 1-й батареи 111-го дивизиона и два орудия 1-й батареи 51-го зенитно-артиллерийского дивизиона. С тыла к данной группе танков подтаскивалось ещё одно орудие из состава 2-й батареи.

Казалось, что этому расчёту ничего не угрожало. На шоссе стоял лишь один горящий танк, а шофер проверил дорогу. Но при буксировке тягач и орудие был казнены танком с расстояния приблизительно в 800 метров. Один человек из состава расчёта был убит, восемь ранено.

Среди раненых был и начальник дивизиона. Тягач сгорел, вместе с ним сгорела и зенитка, которую опоздали отцепить.

Сохранившиеся танки были последовательно расстреляны зенитками 111-го и 51-го дивизионов. Зенитки вели пламя с расстояния около 100 метров. По всей видимости, сообщение со своей артиллерией у Лукашика сохранялась и сейчас. На позиции германских зенитчиков обрушился огневой налёт.

Танкистов это не спасло, не смотря на то, что расчётам германских орудий и было нужно разбегаться по укрытиям. Случилось это не ранее, чем все советские танки были подбиты.

Всего зенитчики утратили 10 октября 2 человека убитыми и 15 раненными. Наряду с этим лишь 111-й зенитно-артиллерийский дивизион смог стереть с лица земли 12 танков КВ. Ещё два танка, стёртые с лица земли в тот же сутки, были записаны на счёт 51-го дивизиона.

Неспециализированные утраты 124-й танковой бригады с 8 по 10 октября составили 83 человека убитыми, 144 раненными и 328 пропавшими без вести. Среди погибших были начальник (майор Лукашик) и комиссар танкового полка бригады. Бригада утратила 20 танков КВ сгоревшими.

Три танка, входившие в состав разведки, считались пропавшими без вести. Не считая танков, бригада утратила два бронеавтомобиля. Из окружения вышло всего 15 человек (по всей видимости, возможность уйти у них появилась именно благодаря огню отечественной артиллерии, что загнал немцев в укрытия).

Из танков бригады как минимум один был в недалеком будущем отремонтирован немцами и потом действовал в составе 58-й пехотной дивизии. Вероятнее, эта машина принимала участие в битвах у Мясного Бора в марте 1942 г.

Источники:

  • Документы и
  • Документы из коллекции NARA

танки второй мировой войны. часть 2


Занимательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

spacer