Железный капутик: путешествие запретного плода в швецию

Железный капутик: путешествие запретного плода в швецию

Металлический капутик: путешествие запретного плода в Швецию

  • танки
  • шушпанцер

Андрей Мартьянов

Военная история королевства Швеция в ХХ веке в целом ничего особого из себя не воображала — всласть навоевавшись в XVII–XVIII столетиях и очень постольку-поскольку поучаствовав в Наполеоновских войнах в виде статиста, шведы предпочли не ввязываться в оба мировых конфликта — себе дороже, да и возможно хорошо подзаработать на промышленных заказах конфликтующих держав и удачно торговать природными ресурсами — особенно металлом.

В Первую мировую Швеция пускай и сохраняла нейтралитет, но её симпатии всё-таки оставались на стороне Германии, что стало причиной справедливое возмущение государств Антанты и особенно Британии, которая заблокировала шведское судоходство. Это, со своей стороны, стало причиной важный недостаток продовольствия в 1917–18 годах и чуть не стало причиной революции.

Однако, шведы предпочитали в течении всего ХХ века «на всякий случай» сохранять сильную и превосходно вооружённую армию — развитая индустрия разрешала снабжать вооружённые силы всем нужным, а в то время, когда на западном ТВД Первой мировой показалось неслыханное британское изобретение — танки на гусеничном движителе — Швеция мгновенно заинтересовалась этим очень полезным новшеством. И, очевидно, выразила недвусмысленное желание обзавестись собственной военной техникой.

Йозеф Фолльмер, сотрудник «Феркерстехнише Прюфунгс Коммиссион» и будущий папа шведских танков

Одна беда: в северном королевстве очень смутно воображали, что же такое танк и как он обязан верно смотреться, а потому было решено прикупить импортный пример. Ввиду вышеописанного «холодного» конфликта с Англией купить танки на Альбионе не представлялось вероятным, Франция выразила солидарность с союзником, а единственной к тому времени страной, проектировавшей и создававшей танки, не считая этих двух, была Германия.

В 1918 году Швеции неслыханно повезло — по окончании капитуляции Германии открылось изумительное «окно возможностей»: немцам запретили строительство танков, но конструкторские бюро готовься предложить заграничным клиентам новейшие и очень прогрессивные автомобили, так и не отправившиеся на конвейер по окончании поражения в войне…

Но, давайте обо всём по порядку.

Опоздавший на войну

В то время, когда германскому генштабу в 1917 стало совсем ясно, что на неожиданное новшество соперника требуется симметричный ответ, во Втором рейхе началась личная «танковая лихорадка», причём результаты такой ввиду цейтнота и значительных экономических неприятностей совсем не обнадёживали — в то время, когда британцы сотнями создавали собственные тяжёлые «ромбы», создали весьма действенный средний «Уиппет», а французы сделали ставку на лёгкий Renault FT-17 с вращающейся башней, немцы смогли выпустить всего-навсего два десятка очень несовершенных танков A7V и послали в разработку супертяжёлый «Колоссаль» с противоснарядным бронированием и мощным вооружением. Занималась «Колоссалем» проектная несколько под управлением инженера Йозефа Фолльмера, причём сам Фолльмер совсем не разделял точку зрения армейского управления довольно германского ответа бриттам.

Согласно его точке зрения, тратить очень ограниченные и фактически невозобновимые в условиях войны ресурсы на монстров наподобие «Колоссаля» было преступным распылением сил — куда несложнее и действеннее создать стремительный и манёвренный лёгкий танк, талантливый осуществлять рейды по тылам соперника, громить коммуникации и обозы. Гинденбург с Людендорфом к этому точке зрения не прислушались (и совсем напрасно), а потому Фолльмер в порядке личной инициативы параллельно с «Колоссалем» занялся разработкой «танка будущего» — недорогого в управлении и производстве, шустрого и достаточно защищённого.

«Колоссаль», он же K-Wagen, каким он должен был быть

Появилась уникальная мысль: забрать с военных складов простые машины, которых в том месте скопилось много, и «пересадить» двигатели и трансмиссию на гусеничное шасси — машины на фронте не употреблялись за дороговизной эксплуатации в поле. Теоретически, это быстро ускорило бы массовое производство, так нужное армиям. Вначале предложение отвергли, потому, что Ставка уже заказала уникальный проект лёгкого танка Круппу, но после этого дали разрешение на оба проекта. И несколько Фолльмера, трудившегося на Умелое отделение Инспекции автомобильных армий, и инженеры Круппа взяли следующие спецификации:

  • экипаж 2–3 человека;
  • оружие — 57-мм пушка либо два пулемёта;
  • наличие лючков для стрельбы из личного оружия;
  • толщина брони не меньше 14 мм;
  • упругая подвеска;
  • скорость перемещения по ровной местности с грунтом средней твёрдости — 12-15 км/ч;
  • удельное давление на грунт около 0,5 кг/см.кв.;
  • ширина перекрываемого рва — 2 метра и свойство брать подъёмы крутизной до 45 градусов;
  • поворотливость на любом грунте;
  • время действия без боекомплекта запаса и пополнения горючего — до 6 часов:
  • масса не выше 8 тысячь киллограм.

Машина Фолльмера, взявшая индекс LK-I (Leichter Kampfwagen), оказалась нежданно успешной — большая скорость в 16 км/ч для танков Первой мировой считалась чуть ли не умопомрачительной, противопульное и противоосколочное бронирование от 8 до 16 миллиметров сочли удовлетворительным, не смотря на то, что и недостаточным, ходовая на двадцати опорных катках и четырёх поддерживающих по тем временам считалась нормальной. И основное — вращающаяся пулемётная башня, полностью незаменимая для противодействия пехоте неприятеля.

LK-I – конструкция и в действительности успешная, в особенности для собственного времени

Прошедший опробования весной 1918 года LK-I в серию не отправился — армейские «настойчиво попросили» максимально доработать машину так, дабы она готовься вступить в бой срочно по снятию с ЖД платформы. К началу лета месяцу того же года Йозеф Фолльмер предоставляет вторую модификацию танка — LK-II, причём показался вариант с 37-мм пушкой, установленной в неподвижной надстройке. Нужно подчернуть, что по проходимости, способности преодолевать препятствия (подъёмы и рвы), и комфортности работы и простоте производства экипажа LK-II превосходил француза FT-17, и его своевременное появление на фронте в индустриальном количестве имело возможность бы переломить движение военных действий в пользу Германии, но…

Прототип LK-II

Но произошло то, что произошло. Начало массового производства LK-II планировали на конец осени 1918 года, но последовали Компьенское перемирие, революция и капитуляция. По условиям перемирия Германии запрещалось создавать и экспортировать военную технику, а имеющиеся образцы сдать союзникам — немцы сделали было запрос о возможности испытать и доработать отдельные перспективные образцы, включая семь дней-II, но Франция наложила решительное veto.

Исходя из этого было нужно функционировать втайне от союзников — к 1919 году успели начать малосерийное производство под видом тракторов, пара автомобилей реализовали Венгрии, а в том месте подоспели и шведы…

Дорога на север

Как было сообщено выше, Швеция симпатизировала в мировом конфликте Германии, и обоюдные визиты армейских делегаций кроме того при условии нейтралитета не были чем-то из последовательности вон выходящим. В первый раз шведам продемонстрировали настоящий действующий металлический танк (трофейный «ромб») в Берлине в январе 1918 года — сохранилась фотография, как германские офицеры демонстрируют сотрудникам из Швеции дивную колесницу.

Демонстрация немцами «военнопленного» «ромба» шведам

Шведский Artilleridepartement скоро уяснил, что дешевле и несложнее будет приобрести образцы танков у поверженной Германии, с которой сохранялись хорошие отношения — деньги выделили в последних месяцах 1919, тайные переговоры велись целый 1920 год, а в первой половине 20-ых годов двадцатого века в Берлин отправился шведский капитан Рейнгольд Шенстрём, уполномоченный произвести приобретение десяти «тракторов» по цене 100 000 шведских крон (либо 18 тысяч долларов) за одну машину. Увидим, по тем временам — это сумасшедшие деньги, целое состояние.

автомобиль «Форд» в полной бизнес-комплектации со всеми вероятными наворотами тогда стоил максимум 350–400 долларов. Посредником выступала проектная компания некоего инженера Вильгельма Уге — основная задача была в том, чтобы не засветиться перед Контрольной рабочей группой союзников.

Шведские источники (книга Бертиля Бюрена «Militara minnen. 1895–1943») показывают на очень любопытную обстоятельство закупки танков — интересы фактически военного ведомства находились на втором замысле, и цель столь дорогого приобретения заключалась совсем в другом: в Швеции тогда были сильны революционные настроения, правительство опасалось приблизительно того же, что случилось в России и Германии, и танки предназначались для защиты парламента и королевского дворца при попытки революционного переворота.

LK-II, ещё толком не привычный со Швецией, следует за офицером. Обратите внимание на головные уборы танкистов, до крайности похожие на форменные береты панцеваффе Германии

Конфиденциальность блюлась неимоверная — возможно, это второй случай в истории по окончании Китая межвоенного периода, в то время, когда танковые части страны создавались при помощи контрабанды. В переписке автомобили именовались «Raupenschlepper», трактор гусеничный; танки были разобраны и комплектующие проходили под скромным наименованием «traktordelar», тракторные подробности. Клиентом была столь же невиннейшая компания C.G.

Backstrom Import AB, ведавшая закупками веялок-сеялок и другой мирной сельскохозяйственной техники.

Преодолев все препоны и избежав зоркого глаза союзнических контролеров, танки были морем в Стокгольме — в августе-сентябре 1921 года морем были доставлены шасси, к декабрю двигатели, и наконец весной 1922 — бронелисты корпуса. Так же неким прекрасным образом в Стокгольме оказался и конструктор Йозеф Фолльмер — по всей видимости, подышать морским ветром .

Сборка под управлением Фолльмера велась не меньше тайно, в подразделении Стокгольмского арсенала Stockholms Tygstation (в том месте на данный момент находится общедоступный муниципальный армейский музей). У доставшейся шведам уникальной модели был только чуточку поменян дизайн корпуса, а сам LK-II был поставлен в пулемётном варианте, с вращающейся башней.

Танк №10 крупным планом

Собранные танки в полной мере логично пронумеровали — номера от 1 до 10, тогдашний король Швеции Густав V, очень довольный экзотическим приобретением, поручает Главному инспектору пехоты создать замысел тренировок и испытаний, а 11 августа 1922 года глава правительства подписывает распоряжение о начале применения танков на полигоне Svea Livgarde, лейб-гвардии — подразделения самого что ни на имеется элитного. Эта дата и считается днём рождения шведских танковых армий.

Действительно, неожиданно появились неприятности с финансированием — на опробования военное министерство выделило какие-то жалкие 50 тысяч крон (добрая половина цены одной автомобили), и пока не были отысканы дополнительные средства, танки простояли в ангарах до 1923 года. без сомнений, они сейчас внимательно изучались.

И групповая фотография — снова обратите внимание на форму

В осеннюю пору 1923 года наконец-то состоялись первые манёвры, снова же наглухо засекреченные — потому, что у Антанты имели возможность появиться неприятные вопросы: а откуда это у вас, господа шведско-поданные, танки, один в один похожие на германские LK-II, запрещённые не то что к импорту и производству, но кроме того запчасти к ним вывозить из Веймарской республики воспрещается под страхом самых страшных кар?! Однако, пять употреблявшихся на учениях в Сконе автомобилей произвели большое чувство: атака была совершена с помощью пехоты и артиллерии, оборонявшиеся были повержены, а с военных, участвовавших в манёврах, забрали подписку о неразглашении — рано ещё открывать все карты.

Шведы люди северные, а жёсткие природные условия вынуждают быть хозяйственным. Под управлением Йозефа Фолльмера с 1924 по 1927 годы королевские ВС экспериментируют и доводить автомобили до ума — на танки были поставлены два 8-мм пулемёта m\1, после этого попытались установить 37-мм пушку от Renault FT-17 (французы всё-таки реализовали пара автомобилей), и — неслыханная инновация! — уже в первой половине 20-ых годов XX века шведы начинают опыты с оснащением танков радио для связи с руководством.

Были испробованы пара типов дуговых антенн, каковые всего через 10–12 лет мы заметим на фактически германских танках. Попутно машина была переименована и взяла шведскую номенклатуру — Stridsvagn fm/21 (Strv fm/21).

Stridsvagn fm/21 в музее в Стренгнесе

Наконец, в шведской армии начали вспоминать о создании на базе LK-II собственного танка, и во второй половине 20-ых годов двадцатого века выдаются следующие спецификации: приоритет отдаётся пушечному оружию, повышение скорости (как минимум до 10 км/ч по пересечённой местности и более 20 по шоссе), противоснарядное бронирование от 37-мм пушки и масса до 12 тысячь киллограм, дабы сохранялась возможность прохождения по мостам.

Нужно подметить, что результатом этих изысканий стал увлекательнейший проект компании Morgardshammar, именуемый в литературе «Mogardshammarstridsvagnen» — танк с комбинированным ЖД ходом, схема которого представлена ниже. К сожалению, реализации проекта помешала смерть австрийского инженера Ф. Хайгля — как и Йозеф Фолльмер, трудившегося на шведов.

LK-II правильно являлись новым обладателям впредь до начала Второй мировой, прошли через множество модификаций (замена оружия, двигателя, коробки передач и т.д.), а в то время, когда танки совсем устарели, их послали в запас — любопытно, что одну машину с номером 10 (как раз её вы имеете возможность видеть на одной из прошлых фотографий) во второй половине 30-ых годов XX века передали в Германию, в музей, потому, что в том месте не осталось ни единого для того чтобы танка. Данный аппарат погиб в конце Второй мировой войны, как и большая часть экспонатов берлинской выставки военной техники. Но бережливые шведы к началу XXI столетия сохранили четыре из десяти LK-II — три из них остались в технических музеях Швеции, один передан в танковый музей Мюнстера.

И напоследок. Военно-техническое сотрудничество Германии и Швеции началось задолго до организации танковой школы «Кама» под Казанью в СССР, и имеется основания считать, что «танковый клинок» Германии ковался не только и не столько во времена сотрудничества СССР с Веймарской республикой, но и на полигонах шведской лейб-гвардии, которой в далеком 1922 году достались десять автомобилей, не успевших на Первую мировую…

Как создать растамана (персонажа-растение) в Sims 3 студенческая судьба .


Увлекательные записи:

Подобранные по важим запросам, статьи по теме:

spacer